Горячий финский стилист Туомас Лайтинен

Интервью с Туомасом Лайтиненом о кризисе и впечатлениях о Казахстане

Стиль
29.10.15, 13:10

С Туомасом Лайтиненом мы встретились на палубе уютного корабля, пришвартованного к берегам Финского залива. Лучи осеннего солнца поблескивали в кубиках льда в бокалах розе, которое заботливо налил нам высокий улыбчивый официант. Мой собеседник – редактор отдела моды европейского журнала SSAW Magazine (Spring Summer Autumn Winter Magazine), преподаватель университета Aalto в Хельсинки, выпускник лондонского колледжа St. Martins и весьма востребованный в мире моды стилист. Лайтинен водит знакомства с "сильными" мира fashion – от вдумчивого Рафа Симонса до эксцентричного Эди Слимана, а на каждое Рождество он получает баночку домашнего джема от самой Анн Демеульместер. От Туомаса веет уверенностью, а за приятным британским акцентом и джентльменскими манерами угадывается хорошее воспитание и образование.

Туомас, расскажи, с чего началось твое восхождение в мире моды, как ты попал в него и как принял решение, что мода – это именно то, чем ты хочешь жить.

Полагаю, лучше места, чем мир моды, для таких, как я, просто не существует. Уверен, в любых других сферах я был бы совершенно безнадежен, – смеется он. – Я вырос в семье, где всесторонне поддерживают и приветствуют творческие начинания. Огромное влияние на меня оказала моя мама, которая буквально живет модой. Она научила меня "отделять зерна от плевел", уметь видеть настоящую красоту невзирая на "основы" и "громкие имена". Она учила меня воспринимать моду как форму искусства и креативности. 

Мама, предпочитая одежду от Рэя Кавакубо Comme des Garcons, Иссеи Миаке, Вивьен Вествуд, Йоджи Йамамото, Жан-Поля Готье – всех этих великих дизайнеров 80-х, прививала мне любовь к моде, фотографии, модным журналам. Ко всему тому, что я находил столь же привлекательным. 

Затем, в середине 90-х, я совершенно случайно попал в модельный бизнес, который, хоть и оказался мне не по душе, все же привел меня в тот мир, которым я был так очарован, – продолжает Туомас. – Подиум не увлекал меня, зато одеждой я буквально наслаждался. Тогда я понял, что хочу учиться этому профессионально. Получил степень бакалавра в Хельсинки, кстати, в том самом университете, где сейчас преподаю сам (улыбается), год поработал интерном в Париже, потом переехал в Лондон и получил степень магистра в Сен-Мартинсе, а затем вернулся в Париж.

На свете столько школ и университетов, где учат моде, – тысячи выпускников оседают в ателье, пребывая в неизвестности, не достигнув и половины того, что есть в твоем послужном списке! Ты преподаешь, работаешь редактором отдела моды в независимом и концептуальном SSAW… Значит ли это, что твой талант на порядок выше? 

Мне 36 лет, в этой индустрии я уже 21 год. Ты выстраиваешь свою сеть, нарабатываешь связи. Почему определенные школы успешнее? Потому что учителя не просто преподают теорию, а активно вовлечены во все сферы модного бизнеса. Это данность, школа должна идти в ногу со временем, с модными тенденциями. В этом прерогатива Сен-Мартинса или Антверпенской Королевской Академии. Помимо обучения творческим профессиям школа дает четкое представление о том, как работает индустрия. 

Стилист Туомас Лайтинен

Неужели и в модном мире связи решают все? 

Связи, конечно, полезны. Но как можно учить кого-либо, если сам прежде не работал в этой сфере? Моде невозможно научить. Можно дать подпитку творческому началу, "открыть глаза", в чем наша работа как ментора и заключается. Объяснить какие-то технические моменты, помочь с доведением идеи "до ума". Но сделать креативным человека, в котором нет задатков, невозможно. Это либо дано, либо нет.

Туомас, а найдутся ли у тебя ободряющие слова для женщин, которые считают, что у них нет вкуса? Как им его развить и выглядеть хорошо? 

Плохой вкус – это разве плохо? Кроме того, вкус – дело субъективное. То, что я считаю дурным тоном, для кого-то может казаться пределом стилевого совершенства.

Поставлю вопрос по-другому: как должна выглядеть женщина, чтобы заслужить одобрение стилиста Туомаса Лайтинена?

Это другое дело. Дело не в возрасте, размерах или одежде. Человек должен быть в гармонии с самим собой. Должна быть харизма. Можно выглядеть хрупкой снаружи, но иметь огромную силу внутри. Знаешь, можно носить вещи масс-маркета и быть обаятельным либо с ног до головы одеться в мой любимый Comme des Garcons, но при этом оставаться скучным. Самое страшное, по моему мнению, это быть скучным.

Давай поговорим о сильных женщинах, которых ты упомянул. Расскажи об Айнур Турисбек, мы знаем, что ты неоднократно занимался стилизацией съемок лукбука для ее бренда. Как бы ты описал ее? Есть ли в ней потенциал, чтобы стать очередной фэшн-звездой?

Айнур – женщина прежде всего очень интересная. В ней сила и интеллект, она очень современна. Я думаю, она пример для многих женщин в Казахстане, которые, глядя на нее, верят в свои силы. Для Айнур неважны лавры "звезды", ведь "звездность" – это так нестабильно. Она подошла к делу стратегически: прийти, увидеть, победить. Найти свое место, построить свой бизнес и расти дальше.

Ты бывал в Казахстане и видел все изнутри. Нередко бывает, пришел человек, нашил 10 футболок и назвался дизайнером, эдаким инсайдером моды. Неужели все так просто? Разве мода такая "легкодоступная"? 

Называть себя можно как угодно, – смеется Туомас. – Если ты рисуешь акварелью, разве ты ставишь себя на один уровень с Клодом Моне? Мода – это бизнес, очень многоуровневый бизнес. Если ты покупаешь киоск и успешно торгуешь в нем хот-догами, это не значит, что ты повар со звездой Мишлена. Называть себя шеф-поваром ресторана технически возможно, но... Возможно, где-то в мире производства футболок ты успешен, но это далеко не высокая мода.

Какие впечатления от Казахстана у тебя остались? Видел ли классно одетых людей?

Ммм... а можно назвать Айнур? На самом деле, страна очень интересная, налицо процесс становления, развития. Природа впечатляющая. Это то, что врезалось в память. Я не говорю сейчас об одежде, но люди выглядят интересно именно физически. Это такой экзотический микс европейского, арабского, азиатского... И огромный потенциал для модного мира, его необходимо сделать преимуществом Казахстана. Наследие, которым обладает страна, либо не используется, либо подается слишком буквально. Советское прошлое Казахстана для людей, живших по ту сторону железного занавеса, тоже является загадкой. На это и необходимо делать упор.

Стилист Туомас Лайтинен

У Айнур получается преподносить Казахстан так, чтобы пробудить к нему интерес?

Определенно, да.

А с кем еще из казахстанских дизайнеров или моделей ты знаком? 

Лично знаком с некоторыми моделями. И еще та леди, дизайнер Vionnet? Она вроде бы тоже из Казахстана? 

Какие планы на будущее? Твой проект SSAW – это финишная черта? 

Мне важно, чтобы SSAW оставался, что называется, independent. На самом деле мы с Крисом и всей редакцией (Крис Видал Теномаа – главный редактор) достигли определенного уровня, когда журнал стал влиятельным. Но концепция журнала – это независимость от трендов и навязанных идей. У меня контракт с Aalto (университет в Хельсинки), я делаю съемки для многих других журналов, консультирую бренды. В планах пока только это.

На развороте вашего журнала модель, одетая в Balenciaga, соседствует с русской бабушкой из глубинки. Скажи, как выглядеть так, чтобы ты немедленно захотел снять человека для SSAW?

Нам близка эстетика 90-х. Мы снимаем как обычных людей, так и топ-моделей. Мы в восторге от честности, аутентичности. А вот если человек притворяется тем, кем не является на самом деле… На протяжении многих лет нам пытались навязать "пустой" люкс, люди бегали за "логотипами", за громкими именами. Но теперь, в кризисные времена, люди стали требовательнее к себе. Они хотят видеть за брендом личность, хорошее качество, настоящий дизайнерский труд.

Означает ли это революцию в моде?

Впервые за много лет мода меняет лицо. Новая плеяда дизайнеров, новые фотографы. Люди стали больше рисковать. И это не может не радовать.

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...