Модная эволюция редакции Look.tm

По примеру команды Wonderzine мы решили вернуться в свои 16 лет. И сознаться во всех фэшн-преступлениях

Стиль
20.11.15, 12:17

Гульнар Тындыбаева,

издатель

Когда бывшие коллеги из нефтяной компании спрашивают, как я додумалась открыть сайт, посвященный моде и стилю, я им честно отвечаю, что увидела в этом возможность создать что-то интересное и перспективное. Но когда просматриваю свои фотографии прошлых лет (как это случилось теперь – по заданию редакции), начинаю думать, а нет ли в этом вопросе подвоха? Эти снимки, часть из которых пришлось сфотографировать на мобильный телефон, вызывают приступы смеха вперемешку с грустью. Все, что так легко мной осуждалось, скажем, году эдак в 2013-м, спокойно могло существовать в моем гардеробе двумя годами ранее. 

Объяснить, откуда взялась любовь к джинсовым жилеткам, кедам и растянутым майкам во второй половине 90-х, я еще могу – мы все слушали одни и те же поп-группы и смотрели одни и те же фильмы, а вот зачем мне нужны были парча в пол, фиолетовые тени и глянцевые щеки, причем одновременно, вспоминаю с трудом. Возможно, виноват офисный дресс-код. Хочется в это верить.

Могу сказать одно – мне всегда нравилось кому-то подражать. Казалось, что так проще всего найти что-то свое. Зачем изобретать велосипед, если можно скопировать Джей Ло, надев серьги-кольца и розовую с перламутром помаду? Или каблуки со спортивными штанами. И не важно, что внешность, да и в целом типаж известной латиноамериканки и мой – несовместимы. Только в последние годы, когда игра в поиск своего стиля мне порядком надоела, в жизни появились другие приоритеты, а на первое место вышли комфорт и пятиминутная готовность по утрам, мне вдруг стало по-настоящему нравиться то, что я ношу. 

Муж, просматривая старые снимки, сказал: "И как я только мог обратить на тебя внимание?" На себя бы посмотрел! 

Майя Акишева,

редакционный директор

Хотелось бы родиться с приличным вкусом, но не вышло. Модными провалами в моей биографии можно назвать бирюзовую кофту с расклешенными рукавами (привет, Джек-Воробей!), которую я носила в 2003-м. Или ботинки с острым носом на тонкой шпильке, купленные перед поездкой в Москву, чтобы, так сказать, не ударить в грязь лицом. Джинсы с блестками на задних карманах, приобретенные у женщины с золотыми зубами на рынке "Каркара" тоже можно подвергнуть фэшн-сомнению. Но назовем все это издержками роста. А вот настоящим преступлением против стиля был день, когда мама подстригла меня шестнадцатилетнюю. Как те жадные медвежата из сказки, мама щелкала ножницами то тут, то там, пытаясь прийти к какому-то геометрическому консенсусу, а в итоге целый месяц я была девочкой с идиотской челкой.

Недавно смотрела "Вечернего Урганта". В гостях были "Иванушки-Интернешнл". Ведущий показал отрывок из записи их выступления в 90-х. По сцене скакали нелепо одетые парни со смешными прическами и пели: "Да и на небе тучи". Все посмеялись – и Иванушки, и Иван Ургант. Потом я протерла глаза – на диване в студии сидели не менее странно одетые парни, просто старше и ухоженнее. "Все-таки, хорошо, что я обучаемая", –подумала я. 

Лера Худайбергенова,

главный редактор

Я помню чудное мгновенье – мне 15, я стою перед шкафом в глубокой скорби. Впервые в жизни в голове звучит каноническая женская фраза: "Мне нечего надеть!" Тогда я решила, что гардероб мой будет максимально разнообразным. И до этого эксперимента искренне верила, что так оно и было. Но фотографии – эти упрямые артефакты – не врут: с 16 лет мало произошло трансформаций – я всегда в одной поре. Что можно про меня сказать, глядя на фото? Что я любила коротко стричься и красить волосы то в красный, то в розовый цвет. Что уже 17 лет ношу кеды и кроссовки с платьями и юбками. Что многослойность в моем юном понимании выглядела как надетые одни на другие гольфы (это фото не вошло в материал, верьте мне на слово). Что так, как в 16/17/18 я могла бы одеться и сегодня. Что на левой руке у меня всю жизнь болтаются неизменные фенечки. Что я, однозначно, скучный с точки зрения модной эволюции экземпляр. 

Все это объясняется просто: в 16 лет я всем сердцем влюбилась в субкультурную моду. Только поэтому все эти мейнстримовые остроносые туфли и микросумки со стразами обошли меня стороной. Кто-то скажет: "Ну и зря!", а я немного снобски думаю: "И слава Богу! Но разнообразить гардероб все же не помешало бы".

Марина Шарипова,

редактор

Музыка конца 90-х имела большое влияние на мой стиль – тогда я разрывалась между рэпперами ONYX и поп-звездами Spice Girls и Backstreet Boys. Постриглась коротко, забрала у старшего брата джинсы и футболку и ходила в бейсболке и кроссовках на платформе. Родители относились к моим экспериментам спокойно. Теперь я понимаю: они знали, что наиграюсь. Ближе к 17 годам желание косить под пацанку прошло, и я переключилась на мини-юбки и сапоги-чулки, в которых ходила в школу и даже на предметные олимпиады. 

Период экспериментов пришелся на время работы на телеканале – стилисты упорно работали над узнаваемым имиджем виджеев и в прямой эфир я выходила с боевым раскрасом и трехэтажной укладкой, в трикотажных топах с кислотными цветовыми сочетаниями. 

Любимый период – когда я была блондинкой. Автоматически в гардеробе появились шубы, ботфорты, кожаные легинсы и маленькие черные платья. 

Свой стиль нашла в 2010 году. Именно тогда полюбила простые синие джинсы, черные жакеты и балетки. Минимализм, платья-футляры, низкий каблук и яркие сумки – в период работы в банке я была такой. Стиль обеих беременностей намеренно пропускаю, потому что моей любимой одеждой были скинни-джинсы для будущих мам и обтягивающие майки. 

Сейчас я пытаюсь сформировать капсульный гардероб, состоящий из белых рубашек, серых свитеров и узких черных джинсов. А на меховые воротники и ботфорты появилась стойкая аллергия. 

Айнура Сагимбекова,

фоторедактор

Сколько себя помню, всегда любила одеваться во что-нибудь яркое и цветное. Однажды апашка сказала, что не любит черный цвет. А ее всегда называли модницей, ну и я поверила ей на слово. Избегала черного цвета. Это сейчас я понимаю, что черный – основа любого модного гардероба, но в подсознании все равно вертится фраза апа... Не скажу, что со мной произошли серьезные перемены, могу одеться как в 16 – просто джинсы с просто кофтой. Экспериментирую я в основном с длиной и цветом волос: то крашу кончики, то – отдельные пряди, то челку выстригаю, то накручиваю локоны.  

Принты, гипюр, жизнерадостные цвета и минимум мейкапа – вот, что я предпочитаю всему остальному. Это и есть основа моего стиля. Ну и черный. Он все же появился в моей жизни!

Галина Гольдберг,

beauty-редактор

Ну что я могу сказать в свое оправдание? Время было такое, когда большую часть года все носили серое, коричневое, линяло-синее и черное. А тут, на тебе, розовый спортивный костюм, еще и с яркими вставками на груди. Конечно же я им гордилась и готова была носить не снимая. Особенно в гости, чем вызывала ужас у родителей. Потом был период увлеченности платками на голове. Казалось, что смотрятся они на мне по-итальянски роскошно, особенно если еще и солнцезащитные очки надеть. Правда, вместо восторженных поклонников ко мне подходили ребята с ярко выраженной внешностью горских рыцарей и строго спрашивали, почему я в брюках и как мне не стыдно?! Одним словом, платки ношу теперь редко и крайне осторожно. 

Что еще? Розовый цвет, конечно! Хотя (аплодирую себе стоя) хватило вкуса выбирать не конфетные его проявления, а что-то из разряда "пыльная роза". До сих пор время от времени скатываюсь в этот оттенок, особенно когда речь заходит о весеннем гардеробе. И последнее, чем не горжусь – юбка из плотного атласа с леопардовым принтом. Жаль, не нашла ни одной фотографии этого шедевра. Особенно она мне нравилась в паре с черной трикотажной кофтой с глубоким декольте, отороченным перьями "страуса". Такой вот я модный рецидивист!         

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...