Казахская трагедия: спектакль о голодоморе

Постановка "Джут" на сцене театра им. Лермонтова.

lifestyle
18.10.15, 14:26

Отмечая с гордостью тот факт, что наши деды воевали на войне, мы, сознательно или нет, никогда не говорим о том, как затронул народ голодомор. Об этом позорном факте истории стыдливо умалчивают, предпочитая гордиться подвигами, которыми щедра наша земля. Но против цифр не попрешь: половина населения (более двух миллионов погибших) была подкошена джутом – великим голодомором.

Государственный академический русский театр им. Лермонтова долго искал автора, по произведению которого мог бы поставить спектакль, посвященный национальной теме. В итоге художественный руководитель Рубен Андриасян нашел его в Москве. Олжас Жанайдаров, 36-летний журналист и драматург, представил театру пьесу “Джут”, и на ее основе создан одноименный спектакль, который широкая публика сможет увидеть на сцене "лермонтовки" с 20 октября 2015 года. 

Наше время. 50-летний Ербол приезжает в Москву для встречи с журналисткой Еленой и просит ее написать о страшном голодоморе, через который прошел его дед. 

Спектакль о голодоморе

Тридцатые годы, казахский аул. Молодая пара с грудной дочерью в пустой и холодной юрте. Голодные, на грани отчаяния, но с огоньком надежды, едва теплящимся в сердцах. Вокруг бедность, смерть, холод, безысходность. 

Ахмет мечется между своими принципами и желанием выжить, тогда как люди вокруг теряют остатки человечности. Одни, пользуясь властью, отбирают скот и пируют, другие, доведенные до отчаяния, не гнушаются копать могилы и есть человечину. 

На фоне растерянного Ахмета маленькая и худая Сауле – тягач, центральная фигура всего спектакля. Она утешает мужа, поддерживает его, взывает к совести, умоляет, командует. И лишь оставшись в одиночестве, дает волю своему отчаянию. 

- Сын умер, а ты ни слезинки не проронила! – упрекает Ахмет Сауле. 

Спектакль идет на малой сцене театра, от чего происходящее кажется еще более реалистичным. Эти полтора часа ты не принадлежишь себе, а проживаешь еще одну жизнь. И если в самом начале от сцены и действий актеров все еще веет некой театральностью, то к концу все труднее сдерживаться, потому что отчаяние проникает под кожу, и слезы сами текут по щекам. И неважно, кто ты в этот момент – хрупкая журналистка, великовозрастный политик, мускулистый актер или хладнокровная директриса. Плачут все, потому что эта боль – наша общая. 

Задачей драматурга было показать горе всей страны через призму горя одной семьи. Здесь не называют имен, не обвиняют, не ищут причин беды, не дают политическую оценку. Это история о том, стоит ли бороться, если не видно выхода. Есть ли смысл вести дневник, когда твои дети умирают на твоих глазах? Можно ли верить в будущее, когда у тебя забирают последнее? И самый главный вопрос, который поднимают авторы спектакля: можно ли остаться человеком в нечеловеческих условиях?

Марина Шарипова

Фотограф: Марина Константинова

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...