Ольга Аринкина: счастье – есть

Найти его – проще простого.

lifestyle
05.10.15, 13:31
Ольга Аринкина

Солнце отмеряет минуты, часы и дни на белом подоконнике, с каждым новым днем отдавая по паре миллиметров осенней тени. Солнце говорит: "Если тебе не стыдно смотреть на календарь, то посмотри на меня: вот я, твоя жизнь. Пока ты сидишь и боишься, я иду, иду с другими. Сильными и смелыми. Слабыми и смелыми. Теми, которые еле ползут, но двигаются.

Пока ты делаешь свертки "это на завтра", "это на послезавтра", "это вчера" и заботливо складываешь их в холодильник, я еду в Рио делать пиу-пиу вот с этими смешными людьми в шортах и очках, я рожаю детей с вот этими товарищами, ты их помнишь? Я делаю выставки, снимаю кино, учу языки, открываю кондитерский цех, выращиваю в блюдце мышиные лапки из нескольких микроскопических клеток плоти, плаваю брассом и рассекаю на доске, хожу на выставки, в горы и музеи и просто хожу! С людьми. С ними. Ты знала, что люди из Фейсбука – реальны?"

На прошлой неделе интернет сообщил мне приписываемой кому-то известному цитатой, что для реализации большей части наших желаний достаточно недели, однако мы умудряемся сделать из них мечту всей жизни. Согласна. Потому что есть много причин, чтобы не быть счастливым здесь и сейчас. Поперек пути к заветному много виноватых. Начиная с родителей, которые чего-то не додали или дали не так, и заканчивая погодой, которая  может быть унылой или раздражающе хорошей, когда ты к ней не готов: солнце зазывно светит, и тепло, а ты квадратишь попу в офисе. Болезни свои и близких – какое тут счастье, вы, что, издеваетесь? Денег нет – плохо, деньги есть – страшно. Незаладившаяся личная жизнь – как можно быть счастливым с дырой в сердце? Хорошая семья – огромная причина для беспокойства: а вдруг что случится – бедность, болезнь или коварная разлука? 

Радость она на потом, не на сейчас. Десерт – после первого и второго блюд, когда есть уже не хочется, варенье – на зиму, платье мечты – для новогодней ночи. Любовь всей жизни всегда впереди, так же, как английский язык в совершенстве – я его обязательно выучу, но потом. Зато весь! А сегодня почитаю это. И вот это еще. Ой, какие забавные ролики про котят. И щенят. И сёрфингистов. Да, надо сёрф освоить еще. Когда я перееду жить в Австралию. Ой, уже почти ночь? Надо доварить суп. О, смотри, Н. открыла галерею. Где мои кисти, кстати? И краски... А, суп...

О, ночь. Завтра доварю. Сейчас уже все равно ничем активным не позанимаешься, время кино и инфоленты. Гляди-ка, чего снова устроили эти негодяи, а? Куда смотрит закон и где справедливость? О, а этот, этот, посмотри: я его двадцать лет назад знала неоперившимся птенчиком, так он и тогда бездарным был. Бездарным, но каким активным! И, гляди ж ты, уже в президиуме, довольный, морда как самовар. Сколько судеб раскрошил, совести ни в одном глазу. Госзаказы, пятеро детей, все как с него слеплены. Где там мои кисточки, кстати?

Имею мнение, что жизни не важны этика и эстетика наших поступков, на то есть такая субъективная штука, как совесть. Единственное, что важно для жизни, исключительная энергия, которую она потребляет, движение. И если ты прилип брюшком к поверхности или залез в уютную ямку, она тебя чуть-чуть потыкает, попинает для приличия да и накроет тиной. Жизни ты больше не интересен.Ты наблюдаешь за какими-то далекими от идеалов гуманизма негодниками, которые, наложив кучу на толерантность и правила общежития, хватают эту жизнь руками за все выступы и закорючки, прут, покрывая все живое по пути, идут по головам, в то время как ты сидишь во всем белом и чинно ждешь, когда подлеца постигнет кармическое воздаяние, когда небесная карающая длань даст шлепка зарвавшемуся бычку, а ты, значит, удовлетворенно будешь смотреть на этот акт справедливости добрым ироничным  взглядом. Не-а. Не дождешься. Он, этот бычок, он не просто так бычок, он защищен самой жизнью. Он ее, жизни, любимый сын, а не пасынок. Она его будет холить и лелеять, в масле катать и в перины парчовые кутать. Потому что он чемпион, раз головы его сапогам не помеха. Он будет сладко есть, спать сном младенца и обильно размножаться для того, чтобы дать такое же крепкое, стрессоустойчивое потомство. Пока ты стоишь в сером углу, стараясь не отсвечивать, чтоб не причинить никому, не дай бог, световой дискомфорт.

Может быть, он не использует обозначение "счастье" для радостей своей жизни и не меряет свою жизнь именно этой категорией, у него есть для этого много других, а ты, напротив, знаешь, каким счастье должно быть для тебя, но не берешь, потому что "я даже сам себе не дозволяю обнимать собственной жены" (с).

А кому ж тогда оно достанется, кто за ним придет?

Счастьем распоряжаются молодые, ведь у них все впереди. Как у тебя, точь-в-точь. Да? Да? А вот и нет. Они идут налегке и не катят перед собой натруженными хитиновыми лапками этот изнуряюще тяжелый навозный шар, который с уважением называют "моя жизнь".

А наследуют они счастье у детей, ведь дети это единственные люди, которые не откладывают счастье в морозилку. У них все – сейчас. Любую пришедшую в голову идею они стремятся немедленно воплотить в жизнь, и невозможного для них нет. Каждый день – праздник, каждая минута – возможность. Но к любому ребенку приставлен свой премудрый взрослый, который скажет: не сейчас, милый, потом. Сейчас я занят. И у тебя есть более важные дела. Ну а самое важное всегда можно отложить на "когда-нибудь", мама тебя научит. Непременно. Ведь мама тебя так любит и хочет, чтобы ты  н а у ч и л с я  быть счастливым, и именно так, как представляет себе мама.

Меж тем, учиться следует у детей – они знают самый короткий путь.

Будьте, как дети, – в этом, таком быстром смысле.

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...