Это просто дождь: что случается, когда вы его пережидаете

В незнакомом месте и с незнакомыми людьми

lifestyle
01.05.16, 12:00

Ливень застал меня в бизнес-центре. Бизнес-центр был небольшой, уютный. Прямо около метро. Я закончила дела – не дела даже, а так, делишки, но уходить не хотелось. Вернее, не моглось. С неба лились трехмесячные нормы и обрушивались на дома, машины, людей – агрессивно и бескомпромиссно. Отдаваться стихии без подготовки – не в моих правилах.

Я села на широкий подоконник между этажами. Села как в детстве, обхватив коленки руками. Почти прижавшись носом к стеклу, уткнулась взглядом во двор-колодец. В мокрый по самые подмышки двор-колодец. В мокрый и совсем безлюдный. Бескотовый. Бессобачий.

Я так и сидела, забыв себя, не знаю, сколько времени прошло. Дождь все лил и лил. То чуть слабее, и казалось, что еще минут десять, и он закончится совсем, то снова обрушиваясь рассерженными небесами на проспект и его подворотони.

Я забыла, что мне давно тридцать, что я здесь по делам, что в моем возрасте и в рабочее время не сидят с ногами на окне, а ныряют в упругое тепло велюрового салона авто – из тех, что запарковано рядом, забыла…

Открыла книжку – Анатолий Тосс, "Фантазии женщины средних лет" – на сто двенадцатой странице. Как раз начиналась сцена мастурбации девушки. В присутствии мужчины. Увлекательное чтиво.

А я как раз ничего не знаю про женскую мастурбацию из области теории. Женский глянец говорит, надо научиться пользоваться душем – и жизнь станет проще. Да ну! Проще – это иметь в своей постели гнедого жеребца, реализующего все твои желания. С тех пор, как в моей постели утвердился муж, жить стало много веселее.

Анатолий Тосс не поленился описать, что там надо трогать и теребить. Сначала один пальчик… Потом – два.

Рабочий день заканчивался. В отличие от ливня. Сотрудники бизнес-центра по одному и стайками, твердой поступью и мелкой дробью каблучков спускались мимо меня по лестнице. Сцена мастурбации девушки в присутствии мужчины сменилась описаниями грозового океана. Это было мне более понятно.


– Девушка, у нас диванчик есть, – потрогал меня за плечо секьюрити. – Очень удобный.

От неожиданности я глупо захлопала глазами. Постаралась вспомнить, где я. Получилось.

– Спасибо.

И осталась сидеть на окне. Что-то в этом, согласитесь, есть – просто так, перестав вдруг спешить, сидеть на окне. Смотреть на дождь. Читать книжку с хорошей полиграфией, красивым языком и белыми хрустящими страницами. Почему-то захотелось плакать. Почему-то.

Почему-почему? Потому что было ясно как день, что сейчас все закончится, и надо будет опять спешить, и мокнуть, и спускаться в метро, и быть взрослой, и все такое… Кажется, надо было послушаться секьюрити. Все-таки это был знак.

Спустя две минуты до меня донеслось что-то джодассеновское. С хрипотцой. Надрывом. Такое, что в бизнес-центре редко услышишь. Усталое. Но с будущим. Напротив которого хочется посидеть с чашкой крепкого кофе, даже на ночь. И не обращать внимания на дым сигарет. И смотреть в глаза. И забыть хотеть спать.

Этот джодассеновский голос напевал что-то неразборчивое, заграничное, и, пока он не поравнялся со мной, я придумывала, кто бы это мог быть. Не блондин. Рост – выше среднего. В хорошей рубашке. И, скорее всего, в джинсах. Костюм не стал бы напевать на лестнице. Хорош собой. И главное, понимает, что хорош собой. И от этого – никак. Ну вообще никак.

Моя интуиция меня подвела. Он именно так и выглядел. И я его знала. Директор партнерской фирмы. Отчасти партнерской, по большей части – конкурирующей.


Черт знает, что он делает в бизнес-центре на другом конце города от своего офиса? Он поравнялся со мной. Перестал напевать. Мне вдруг стало как-то неловко сидеть с ногами на окне и читать эти дурацкие фантазии женщины средних лет. Мы понимающе улыбнулись. Но решили не здороваться. Как бы не узнав друг друга. Чтобы, встретившись в рабочее время, по делам, без Джо Дассена и фантазий с ногами на окне, делать бизнес.

Сидеть на окне расхотелось вовсе. Дождь все еще шел. Я пошла тоже. Промокла до нитки, конечно. И вот теперь у меня на губе простуда. И только Джо Дассен знает, что простуда – это полная чепуха.

Подумаешь! Плавали, знаем. Пройдет. И это – пройдет.


Автор: Ира Форд

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...