Наргиз Шукенова: что такое авторское кино и как его снять

Интервью с создателем Clique Fest

Герои
05.11.15, 13:05

Наргиз Шукенова – выпускница ВГИКа, продюсер, одна из создателей фестиваля авторского кино Clique Fest, который пройдет в Алматы с 5 по 15 ноября.

Совсем скоро стартует второй фестиваль авторского кино Clique Fest, который вы проводите вместе с Борисом Байковым. В чем особенность авторского кино? 

Авторское кино всегда интереснее, оно немного болезненное, рефлексирующее. Снимают кино обычно о том, что болит. Мне кажется, короткий метр интересен потому, что эта малая форма позволяет тебе сказать то, о чем ты думаешь. В нашем регионе короткометражные фильмы всегда авторские, мало комедий и любовных историй. У нас будет показ короткого метра, в нем представлены три картины. В одном мы смотрим на Москву глазами парижанки, и даже мигранты сняты красиво. Второе снял вгиковец – победитель прошлого Clique Fest, это социальное кино о казахстанских рабочих. Фильм Каната Бейсекеева – о наших ребятах, которые работают дальнобойщиками в США, они делятся своими мечтами о том, как им хочется вернуться на Родину. 

Вот такие разные картины, и мне кажется, мы все равно немного другие, любим пострадать, наше настроение зависит от других людей.

Плакат

Давай поговорим о программе фестиваля Clique Fest. Я просмотрела фильмы, и многие из них довольно откровенные. Готов ли наш зритель к ним?

Да, готов. В прошлом году мы показывали кино, в котором снимались глухонемые актеры, весь фильм они общались на языке жестов. У нас был аншлаг на этом показе, потому что пришли все слабослышащие люди, многие даже впервые были в кино. Сценарий довольно жесткий, там про притон, проституцию, есть сцены секса и аборта. Самое важное – люди задумываются, осмысливают, делятся мнениями. Возрастное ограничение есть у некоторых фильмов, которые мы будем показывать. Например, на “Любовь в 3Д” мы не будем пускать несовершеннолетних. Но этот фильм не порно, он о чувствах. А “Издалека”, хоть и преподносится как гомосексуальная драма, больше о переживаниях и семейных отношениях. “Грозный блюз” – про женщин в патриархальном обществе и либералах Чечни. Картину “Черная курица” будет представлять Азиз Жамбакиев, который был оператором фильма. 

Честно говоря, по прошлому году мы вообще не поняли, по какому принципу алматинцы выбирают кино. Люди падки до фестивальных фильмов, актерского состава. Мы повезем малую программу в Астану, и пока тоже не знаю, какие вкусы у людей там.

А чем вы руководствовались при отборе фильмов? 

Выбирали то, что нравится нам. Те фильмы, которые показались самыми интересными на крупных фестивалях. Например, в программе документального кино – о выживании. “Волчья стая” – фильм о детях-хиппи, которые переехали в Нью-Йорк и заперлись в квартире. Все, что они знали о внешнем мире, – это фильмы, которые крутили по телевизору, поэтому они наряжались в героев фильма "Бешеные псы", например. “Проект века” – про город-призрак. На Кубе есть город, в котором советская власть пыталась построить атомную электростанцию. Туда привезли людей, но станция так и не открылась, а люди живут уже в третьем поколении и не могут уехать. Программа "Британское кино" – фильмы, снятые в Британии или британским режиссером. 

В основную программу Clique Fest я побаивалась ставить фильм “Джулия”. Недавно дяде Олжасу (Олжасу Байканову, директору Фонда им. Батырхана Шукенова) звонили какие-то люди, интересовались, куда пойдут деньги с показа. Их я направлю в фонд или отправлю Максуту (сыну Батырхана Шукенова), пусть люди не переживают, что я их присвою себе.

Конкурс “Снять за 48 часов” уже стартовал?

Пока мы отбираем заявки, а 7 ноября вышлем ребятам задание: общую тему, фразу и предмет, которые должны появиться в кадре. На съемку и монтаж им отводится ровно два дня. Получим работы и через двое суток соберем всех в одном зале с жюри, будем смотреть работы. Нам самим интересно, что получится. Участники разные, возрастного ценза нет, ограничений тоже. Мы ожидали, что будет 5-10 команд-участников, и при этом половина еще отсеется на этапе отбора. Но количество заявок нас, честно говоря, поразило! Почти 60 команд, в каждой из которых от 3 до 10 человек. И я рада, что это не мои друзья, знакомые, а люди, которые сами узнали о конкурсе и прислали заявку. Также я знакомлюсь с теми, кто заранее берет билеты, получаю от них обратную связь, и это заряжает. И конечно же, опыт. Когда ты работаешь на кого-то, ты не несешь такую ответственность, как при работе на себя. Мы учимся на своих ошибках, и я рада, что, по сравнению в прошлым годом, мы смогли запустить сайт, расширить программу, выпустить сувенирную продукцию, открыть аккредитацию. В будущем мне этот опыт точно пригодится.

Как снять короткометражный фильм? Какие советы можешь дать новичкам? 

Просто снимать. Потому что после того как снимете один фильм, захочется снимать еще, расти, учиться на ошибках. Главная цель – рассказать историю за максимально короткое время. Но не я должна давать советы, ведь я не режиссер. 

Что даст конкурс участникам? 

Во-первых, все проснутся. Во-вторых, призы у нас хорошие, они помогут молодым режиссерам утвердиться и развиваться дальше. 

Какой минимум необходим участникам? Дорогая техника? 

Нет, необязательно. Можно снимать и монтировать на смартфоне.

Я читала о том, что режиссерами не становятся в одночасье. То есть нужно с детства впитывать, смотреть фильмы, снимать, ошибаться. А если снимаешь авторское кино, надо ли проходить через страдания, спускаться на дно, чтобы потом суметь все это передать? 

Мне кажется, нужно просто быть наблюдательным и уметь рассказывать истории. Потому что кино – это умение рассказывать. Важно просто найти свой язык. В авторском кино вы видите автора. Даже “Темный рыцарь” Кристофера Нолана – это уже авторское кино. Или новый Бонд – он стал рефлексирующим, ранимым, это уже не тот агент 007 времен Пирса Броснана. Все зависит от видения. Я не уверена, что режиссер – это тот, кто провел 10 000 часов за просмотром кино, хотя это тоже важно. Когда человек “ненасмотренный”, это сразу видно.

Наргиз Шукенова

Что хорошо в кино – вы всегда можете снять следующее.

Есть ли у тебя в голове утопичная картина будущего, связанная с кинематографом? 

Появились три киношколы, профессия режиссера стала престижной. Но все равно мы сильно зависим от государства. Сменился аким – сменился подход к культуре, неизвестно, как ее будут поддерживать. Поэтому сложно делать прогнозы. 

А как работает эта система на Западе? 

Как-то я разговаривала с одной немкой, которая работает на киностудии, и меня поразили ее слова: “Какая разница, кто у нас канцлер, мы вообще не зависим от политики”. Нам нужно объединить силы, но, увы, наше слабое место в том, что мы несем много личного, старики боятся и не любят молодых, кто-то с кем-то не общается. Хочется оставаться в профессии, но как в ней оставаться, пока непонятно. 

Что ты думаешь по поводу массовой культуры? 

Нуртас Адамбай и Баян Есентаева молодцы, их кино выполняет одну важную функцию – они зарабатывают. Почему я не стесняюсь называть фестиваль "Клик" нерентабельным? Потому что он не приносит денег, фильм не окупит себя за один сеанс. И поэтому мне все говорят про имидж. Но это ничего не значит, пока ты не зарабатываешь. 

А как же совесть? 

Я не думаю, что они испытывают муки совести. Я была на показе “Келинки Сабины”, было много людей, все хлопали, смеялись. Когда у человека будет возможность смотреть и “Уроки гармонии”, и “Келинку Сабину” – вот тогда все будет нормально. Но для этого нужно провести много работы.


Беседовала Марина Шарипова

Фото Георгия Чумакова

Имена и бренды

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...