Тимур Актаев о вырубленных деревьях и воздвигнутых заборах

Позитивный способ сделать родной город лучше.

Герои
24.09.15, 14:25
Тимур Актаев

Ранее мне казалось, что социальные нравы в городе характеризуются количеством и качеством заборов. Социалистический коммунизм, страшащийся капиталистических врагов, обносил заборами все что можно. Но такого тотального заборостроения, как в 2000-х, этот город не видал – из-за отсутствия денег живые ограждения, требующие постоянного ухода, были заменены на черные решетки различной плотности и высоты. 

Огражденными оказались школы, больницы, городские учреждения – все, что по призванию просто обязано быть открытым, стало «надежно» запечатано. А бомжи все так же продолжали спать в кустах и кучах листьев, собак все так же выгуливали на газонах, воры все так же беспрепятственно перемахивали через заборы. Что хотели сберечь, от чего оградить свои богатства эти заведения, мне до сих пор не ясно. 

Бóльшей параноидальностью обладали другие персонажи. Бум вокруг частного строительства пришелся на нулевые, частный сектор выкупался бешеными темпами – с 2000-го по 2002-й стоимость участка в «Компоте» выросла на два нуля, и речь об условных единицах. Все эти мирные деревянные заборчики, через которые видно хозяина, его незатейливое хозяйство и дворовую собаку, сменились кирпичными, железобетонными и блочными трехметровыми сооружениями с коваными пиками наверху. Тесные, узкие, но уютные улочки частного сектора стали еще теснее, нависающие ветки яблони и урюка сменились непроницаемыми глухими стенами с воротами. «Малиновые пиджаки» пытались сохранить нажитое, отжатое, награбленное и, крайне редко, заработанное честным трудом. 

Интровертность этого времени показательна. За ней стоит человеческий стыд, страх, что о твоей нечестной, но сытой жизни узнают лишнее и воспользуются. Думаю, тогда еще можно было все преобразить к лучшему.

Примерно неделю назад я вдруг осознал, что все изменилось. Это стало как-то безнадежно очевидно. Пиджаки малиновые сменились клубными шерстяными, а зазаборенные «компотные» строения – виллами в предгорьях, где теперь все на одной территории, и рука руку греет. Почуяв безнаказанность и стоящие за ней новые возможности, «пиджаки» пошли в люди – стали застраивать гражданские территории, парки, тротуары, пешеходные улицы, совершенно перестали соблюдать нормативы и законы. У слова «беспредельщик» появилось второе значение. Не иметь границ, уже не только своих, но и чужих – показатель нынешнего времени. Рубить здоровые городские деревья, тщательно взращиваемые 30 лет на бюджетные деньги, только чтобы открыть фасад своего загнувшегося ресторанчика, может совершенно беспредельный человек. Делается это ночью, без разрешительных документов, непрофессионально. Общество раздувает это событие. Для нового акима это вызов, и не отреагировать он не может. По закону, такой «самостоятельный» предприниматель должен посадить всего пять саженцев – по одному за каждое срубленное дерево, но аким Байбек настоял, чтобы владельцы посадили 50 саженцев – то есть город в нагрузку получит 50 растений, за которыми ему придется ухаживать и растить. Было пять сильных взрослых деревьев, стало 50 слабых молодых.

Чуть ниже «Шангрилы» есть тойхана «Гранд Опера», владельцы которой вырубили еще больше деревьев. «Ворлд Класс» сохранил, а они уничтожили. Но в обсуждениях о том, что теперь с этим делать, ведь за руку не поймали, следует такое мнение: «Да вы знаете, кому это здание принадлежит?» Это прямо говорит только об одном: границы вывернулись, город уже не гражданское пространство, он весь «кому-то принадлежит», и нам здесь, по-видимому, не место.

И можно было бы закончить на этом. Мы живем здесь, разрозненные, чужие, но все по отдельности любящие этот город. И я вижу только один конструктивный вариант развития событий: реставрация гражданской целостности. Выйти из фейсбука, пройтись по соседям, познакомиться, организовать пикник во дворе, узнать, что остальные тоже недовольны положением дел. Разбить лед отношений, в которых никто ни за что не отвечает – разделить в кругу новых знакомых грязный подъезд, заросший палисадник, развалившийся бордюр, скрипучие качели. Сделать лучше то, что близко каждый день. Научиться поддерживать хотя бы это в хорошем состоянии. И, возможно, через несколько лет станет ясно, что необходимо этому городу, кто сможет им управлять. И заборы потеряют свой смысл. 

Имена и бренды

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...