Интервью: Vika&Julia

Две девушки с огненными волосами ведут  блог, который читает вся модная Москва, делают иллюстрации, а недавно представили свою первую полноценную коллекцию. Как им это удалось в 20? Читайте в нашем интервью.

Герои
09.07.13, 10:41

Две девушки с огненными волосами ведут  блог, который читает вся модная Москва, делают иллюстрации, а недавно представили свою первую полноценную коллекцию. Как им это удалось в 20? Читайте в нашем интервью.

 

Вику и Юлю трудно не заметить. Мы сталкивались с ними на мероприятиях два года подряд, и все время как-то не удавалось нормально пообщаться. Я знала, что девушки переехали в Москву из Сочи пару лет назад, что-то рисуют - и на этом все. Но в конце весны близняшки заявили о себе во весь голос. Они представили lookbook первой коллекции, и коллекция эта настолько хороша, что ее опубликовали все мыслимые и немыслимые интернет-издания. А я поняла, что не нужно упускать шанс побеседовать с русскими Rodarte, пока еще есть такая возможность. Мы встретились жарким летним днем, чтобы откровенно поговорить о тусовках, трудностях молодых дизайнеров и взаимной ненависти, которая вдохновляет сестер на новые свершения.

 

 

Look.TM: Первый вопрос у меня стандартный: расскажите о себе, с чего вы начинали, где вы учитесь и вообще.

 

Вика и Юля: У нас недавно был день рождения, нам исполнился 21 год, уже третий год как мы живем в Москве, учимся в МГТУ им. Косыгина на дизайнеров одежды. Всю жизнь до этого жили в Сочи, окончили 11 лет художественной школы. Получилось так много, потому что мы ее то бросали, то опять в нее возвращались, занимались отдельно с преподавателями и в итоге поняли, что мы ничто так сильно не любим, как рисовать и моду. Моду и искусство. Решили посвятить этому всю свою жизнь и уехали в Москву.

 

Look.TM: Почему мода? Наверняка ваши преподаватели говорили вам, что есть что-то и поумнее, и получше,  и посерьезнее — стандартные вещи.

 

Вика и Юля: В школе в нас вообще никто не верил, мы плохо учились (улыбаются), но наша учительница по ИЗО всегда говорила классу: «Вы должны их уважать, потому что они очень многого добьются». Она была первым человеком, который в нас поверил, возможно, из-за этого мы и проявили себя. В Сочи мы поступили в СГУ на бюджет, и получилось так, что нужно было сдавать рисунок в Москве, на следующий день — экзамен в Сочи, потом живопись — в Москве, и снова экзамен в Сочи. Так и мотались на самолетах. 

 

Вика: Да, в Сочи поступили на бюджет, я была первая, Юля — вторая в списках, а в Москве поступили на платное. Родители сказали: «Выбирайте: либо мы покупаем вам квартиру в центре Сочи и машину, либо едете в Москву и учитесь на платном». Мы выбрали Москву.

 

 

Кьяра Ферраньи с иллюстрацией Вики и Юли

 

Look.TM: О тех, кто уезжает из родного города, всегда ходят сплетни. Что про вас говорят?

 

Юля: Мы ни с кем не общаемся. Один раз в Москве случайно встретили бывшую одноклассницу, она была в шоке: «Я думала, вы учитесь за границей, что вы здесь делаете?» 

 

Look.TM: То есть ваши бывшие одноклассники ваш блог не читают?

 

Вика: У нас даже ВКонтакте в друзьях никого из них нет, потому что мы очень плохо со всеми общаемся. Только сейчас стали замечать в Instagram лайки, подписки. Значит, помнят. 

 

Look.TM: Конечно, родители говорят выбирайте, живите где угодно, но на самом деле все всегда хотят, чтобы дети были поближе. Как они относятся к тому что вы таки уехали?

 

Вика: Мама постоянно говорит: «Давайте домой на праздники, на каникулы». На самом деле, есть огромная мечта никогда туда не возвращаться. Да, да, Сочи, море, отдохнете, но там нечего делать совершенно. Ты там весь день лежишь, спишь, ешь,  ходишь на море, опять лежишь, спишь, ешь.

 

Look.TM: Ваш блог — он такой против мейнстрима: у вас нет рекламы и вы не выкладываете посты вроде «Топ-10 лучших образов с LookBook». Почему? Ведь рейтинги бы «поперли» сразу.

 

Вика: Главное правило для нас — не опуститься до того уровня, чтобы рекламировать жемчужины для шампанского или что-то подобное. Нам недавно писала одна пиарщица: «Я понимаю, что ваши просмотры не так велики, как у топовых блогеров, но у вас ценен именно контент, люди, которые вас читают». Это не просто куча каких-то непонятных девушек со всей России, скорее те, кто в моде или около моды.

 

Юля: Да, наш блог для тех, кто в моде, в искусстве...

 

Look.TM: То есть вы пишите для инсайдеров?

 

Вика: В первую очередь, мы пишем для себя. Мне кажется, мода и искусство должны быть рядом, а выкладывать look-и... Этого и так слишком много сейчас, надо искать что-то свое. Мы показываем, как видим моду и мир вокруг себя мы сами, а не другие.

 

 

Иллюстрация девушек для GQ Russia

 

Look.TM: А как думаете, на чем вы «выехали»?  Ведь очень же много блогов, где какой-то серый принтованный фон и вроде бы эксклюзивные вещи, но, тем не менее, только ваш читает достаточно большое количество людей в этой нише. 

 

Вика: На самом деле, мы сами до конца этого не понимаем. В один момент мы поняли, что наш блог — это сплошные пресс-релизы. Мы взялись за него, стали появляться иллюстрации, backstage и и так далее.

 

Look.TM: У вас, естественно, иллюстрации, конечно, фотографии, текстов мало. После той уже легендарной статьи на сайте Interview про блогеров все стали осуждать ребят, которые постят картинки, пусть и эксклюзивные да андеграундные. Так чего должно быть все-таки больше, текстов или графики?

 

Юля: Мне кажется, блог — это что-то личное. Человек, который его ведет, не получал нигде для этого специального образования, он занимается этим, в первую очередь, для себя, и если вы хотите аналитику или обзоры показов, вы можете прочитать это в Vogue или у Светы Падериной. 

 

Вика: Да, если вам интересен конкретный человек и его мнение, вы заходите к нему в блог и читаете. Но сейчас все свое мнение высказывать боятся. Редко можно встретить блогера, которые будет честно писать свое мнение о показе, тем более плохое. 

 

 

 

 

Look.TM: То есть вы не верите в блогеров как в профессию?

 

Юля: Нет, мы верим. С каждым годом мы все ближе к этому подходим в России. Надо помогать блогерам, поддерживать их. Есть пиарщики, которые вообще этим не заинтересованы, а есть те, кто, наоборот, очень помогают, всегда готовы предоставить вещи для съемки, предлагают интересные проекты. Мы думаем, что в скором будущем все будет хорошо.

 

Look.TM: Если бы вы не были близняшками, вы бы стали популярными?

 

Вика: Вот мне кажется, что, если бы я была одна, я сидела бы дома, рисовала всякие картинки и никуда бы не ходила.

 

Юля: А я бы везде ходила, но ничего бы не делала. Мы дополняем друг друга. Она заставляет меня что-то делать, а я заставляю ее ходить.

 

Look.TM: Всегда в тандеме кто-то больше менеджер, а кто-то — творец. Как у вас?

 

Юля: Привет, я Юля и я менеджер (смеется). Большую часть по иллюстрациям делаю я, Вика отвечает за коллекции. Ну, и коммерческая часть — кому-то позвонить, о чем-то договориться — это тоже я.

 

Вика: Я стараюсь максимально не касаться этих встреч, звонков и переговоров, меня это жутко выводит из себя. Это знаете, как у NINADONIS: Нина делает, Донис смотрит.

 

 

Юля

 

 

 

Вика

 

Look.TM: Вы все время вместе: живете, работаете, ходите везде. Вас еще не трясет друг от друга?

Вика: Бывает, очень ругаемся. Но эти моменты как-то не запоминаются — что, когда, почему... Ругаемся, проходит 15 минут -  и мы продолжаем дальше делать что-то вместе.

 

Look.TM: Супер-любовь.

 

Юля: Мы, скорее, заклятые подруги. Это такая взаимная ненависть.

 

Look.TM: Серьезно? 

 

Вика: Да. Все говорят: «Вы сестры, вы же должны любить друг друга». Но мне кажется, у нас другая ситуация. 

 

Look.TM: На что вы никогда не пойдете в плане творчества?

 

Юля: Мы никогда не будем делать одежду, которая скрывает женскую сущность. У того же МакКуина все коллекции посвящены исследованию романтизма. Мне жутко не нравится какой-нибудь Rick Owens. Все это любят, да, но мне это не нравится. Должна оставаться женственность всегда.

 

Look.TM: Но смотрите: есть одежда для души, а есть — для тела, какая-то более-менее понятная. Вот вы себя где видите? Искусство-искусство или что-то, что может надеть не только Маша Кирсанова?

 

Вика: Мы как раз разрываемся между этими двумя точками. Мы понимаем, что нужно делать что-то коммерческое и, при этом, единственное в своем роде, уникальное. Опять же, МакКуин делал совершенно неносибельные вещи. Мне в этом плане нравится Вика Газинская: у нее это и искусство, и коммерция — идеально. Золотая середина.

 

 

Вика и Юля в Elle Girl Russia

 

Look.TM: И в какой ценовой категории вы себя видите? С учетом всех технических моментов, выпуска, реализации и так далее.

 

Юля: Конечно, не хочется, чтобы это было супер-дорого. Мы хотим, чтобы студент среднего класса мог подкопить и ходить счастливый, мол, у меня платье от Вики и Юли (улыбается)

 

Look.TM: А  не хотите взять и сделать такой дизайнерский русский H&M? 

 

Вика: Точно нет. Совершенно не хочется какого-то массового производства. И снова МакКуин: он говорил, что меньше всего хочет видеть свою одежду на улице. Хотелось бы что-то увидеть и на улице, естественно, но мы понимаем, что в России дорого шить. Очень дорого. Каналов никаких пока нет, возможности привезти ткани из-за границы у нас сейчас тоже нет. Нужно собирать огромную команду, искать какие-то связи, кого-то, кто будет помогать.

 

Юля: Когда мы делали нашу коллекцию, мы сразу решили, что будем брать формой, а не цветом, потому что тканей нет вообще. Пустые полки. Платье, которое сейчас на мне, сшито из хлопка за 300 рублей. 

 

Look.TM: Вы сделали первую коллекцию — и сразу с обувью. Как?

 

Юля: Мы всегда хотели делать коллекцию так, чтобы сразу понимать, какая будет обувь, прическа, какой макияж, с первого дня. «Вот, я сделаю платье, а остальное придумаю потом»,  - так делать нельзя. Мы купили ботильоны на распродаже в  H&M за 250 рублей, купили пластик, сварили его и прилепили к каблуку.

 

 

Look.TM: И их можно носить?

 

Вика: Да, они носибельны, но ходить в них нужно очень аккуратно: если за что-то зацепиться, то уголки пластика могут отколоться. Их уже столько раз фотографировали, что краска потрескалась, но они очень красиво стареют. Получается такая разрушающаяся красота, черные прожилки, отколотые уголки... Нам недавно написала девочка: «Хочу купить их за любые деньги». Мы ей ответили, что они не очень удобные и в не очень хорошем состоянии. А я сказала Юле, что не хочу их отдавать, пусть останутся у нас.

 

Юля: Да, либо просто так отдадим, либо за очень большую сумму.

 

Вика: Я сказала: «Двадцать тысяч». Девушка ответила, мол, очень дорого, давайте хотя бы за восемь, но я цену не сбавила (смеется). Когда я понимаю себестоимость этой обуви, в пределах 500 рублей...

 

Блогер Виктория Платина в платье от Vika&Julia

 

Look.TM: Смотрите: у нас есть две крайности. С одной стороны — Вика Газинская, которая шьет юбки по восемьдесят тысяч рублей, простите, а с другой — Султана Французова, которая делает отличные вещи хорошего качества по 2-3 тысячи рублей. Разве быть Французовой хуже? 

 

Юля: Мне кажется, Вика просто знает себе цену (улыбается). Если развернуть ее вещи и посмотреть, как они сделаны, швы, обработку, то понимаешь, что это реально стоит своих денег. Есть огромная проблема с качеством. Хорошо шьют единицы, очень хорошо — еще меньше. 

 

Вика: Да, смотришь на вещь — вроде ничего, а потом надеваешь и понимаешь, что это невозможно носить, даже самую обычную кофту. Тянет рукав или еще что-то.

 

Look.TM: Вы много времени уделяете тому, чтобы научиться шить самостоятельно?

 

Юля: Того, что нам дают в универе, очень мало. Прошлым летом мы пошли в Kneller на производство, там отшивали Ахмадуллину, Газинскую, Терехова. Мы помогали им кроить, помогали с какими-то менеджерскими вещами.

 

Вика: После того месяца я поняла, что каждый должен заниматься своим делом, это самое главное. Мы встречались с Наташей Лесковой, когда она приезжала из Питера в Москву, она мне об этом и сказала. Первую коллекцию мы шили сами по журналу Burda, это был ад. Чисто визуально это смотрится нормально, но когда выворачиваешь на изнанку — просто мясо. 

 

Юля: Нам дают самые основы, но этого не достаточно. Нужен огромный опыт, чтобы делать это хорошо. 

 

Вика: Да, и это нужно любить. А если я с огромной ненавистью тарахчу на машинке шов, ничего из этого не выйдет (улыбается)

 

 

 

Look.TM: По-вашему, дизайнер должен уметь сделать платье «от» и «до»?

 

Вика: Он, как минимум, должен понимать, как это делается. Когда у нас была стажировка на Kneller, возникла такая ситуация, что я должна была с одним нашим дизайнером сделать юбку, он не особо понимал, что происходит, и я не понимала, что происходит. Наверное, ему не хватало какого-то образования, и мне не хватало тоже, мы друг друга не слышали. Это большое упущение. Вторую коллекцию мы шили на производстве, решили вложиться, чтобы все это было нормально, с примерками, с моделями. Мы пробовали и так, и так. Теперь я понимаю, как это выглядит, когда я шью сама, а как — на хорошем уровне. 

 

Look.TM: Ульяна Сергеенко сейчас, как ни крути, круче всех. Никто из «наших» не сделал того, что сделала она. Но если ее посадить рядом с куском ткани, вряд ли она сотворит из него чудо. Что вы об этом думаете? 

 

Юля: Знаешь, когда в Доме Alexander McQueen делают коллекцию, первые полтора месяца все сидят и обсуждают, кто их героиня, в каком лесу она живет, какую музыку она слушает, какими духами пользуется, какие туфли носит и так далее. Мне кажется, что это иногда даже важнее — задать атмосферу, умеешь ты шить или не умеешь. Важно придумать что-то новое. По-моему, дизайнером становится именно тот, у кого есть свой образ и стиль, и он настолько нравится окружающим, что человек начинает делать одежду. Как Леся Парамонова: она живет в своем лесу и делает свои лесные вещи. Кому-то это нравится и кто-то их покупает.

 

 

Иллюстрации с обувью Alexander McQueen 

 

Look.TM: Кто из дизайнеров, помимо МакКуина, вам нравится?

 

Вика: Вика Газинская, NINADONIS, Rodarte, Кондаков, Ася Бареева. Ася — вообще супер-открытие года, сейчас будет Русский Силуэт, она прошла в финал и я желаю ей всех сделать (улыбается). Шабанов еще, он тоже закончил наш универ, сейчас работает у Терехова.  

 

Look.TM: Я давно хотела поговорить с вами про тусовку. У меня в голове сложилось два образа fashion-персонажей: те, кто за искусство, сидят в своей келье и все время что-то делают, и те, кто не делают ничего, но все время тусуются. Очень редко бывают пограничные варианты. А вы вроде как и не там, и не там. Вас не напрягает постоянно ходить на эти вечеринки?

 

Вика и Юля (в один голос): Очень напрягает!

 

Вика: Нам постоянно говорят: «Вы такие молодцы, такие молодцы, везде ходите!» А толку-то? Вот, сделали иллюстрации, их выложили на хорватском Buro 24/7, круто, круто, и снова мы молодцы — а толку? Иногда мы находим какой-то фриланс, но постоянной работы нет. Чаще всего мне говорят, что мы слишком маленькие. Тогда я спрашиваю: «Вы знаете, сколько мне лет?» Мне отвечают, мол, нет, не знаем. Я говорю: «Двадцать». Утверждают, что это очень мало, а у самих редакторам моды по девятнадцать. 

 

Юля: Нужно везде ходить. Если ты хочешь завести какие-то связи сидя дома, то ничего не выйдет. Писать людям на Facebook недостаточно: тебя вспомнят, если вы виделись хотя бы несколько раз. То, что мы производим, пока не такого уровня, чтобы я это отправила в хорошее издание — и это сразу бы опубликовали.  

 

 

Look.TM: А вам не кажется, что это нечестно? Ведь если бы тот же МакКуин сидел дома и не ходил на тусовки, о нем бы все равно все узнали. 

 

Юля: Да. 

 

Look.TM: И вас это не мучает?

 

Юля: Да нас все мучает.  Иногда говорят, что вот, боялись к вам подойти. Ко мне?! Я сижу под своим камнем, в своей раковине, почему ты меня боишься? 

 

Вика: На самом деле, каждый выход на тусовку — это большая проблема. Мы завидуем дизайнерам, которые сидят и что-то делают, варясь в собственном соку. Которых никто не трогает. 

 

Look.TM: И оно того стоит, в результате?

 

Юля: Знаешь, я иногда смотрю на коллекцию какого-нибудь начинающего дизайнера и поражаюсь — как классно! Так, в каком году он это сделал? В 2008?! А почему об этом никто не слышал? А, потому что он никуда не ходит и его никто не знает. И если спросить, почему автор никуда не отправлял и не выкладывал свои работы, то он чаще всего отвечает, что ему стыдно, что это плохо и так далее. 

 

Вика: Вот у нас в универе две группы — платное и бюджет, но, например, история костюма у нас совмещенная. И я рассказываю про ту же Наташу Туровникову — а наши сокурсники ее не знают. Они никого не знают — ни дизайнеров, никого. Они шьют свои студенческие работы, сидят ВКонтакте, пьют пиво на лавочке и все в таком духе. Мы тоже никого не знали и, наверное, не узнали бы никогда, если бы не стали везде ходить. 

 

 

Look.TM: А вот честно: много в этой тусовке просто хороших людей?

 

Вика: Я вообще не могу назвать людей, с которыми хочу общаться до конца жизни. Никогда не привязывала себя ни к людям, ни к местам. Даже в Сочи у нас таких супер-друзей нет. Есть там знакомые, с которыми можно встретиться, но я готова прямо сейчас собрать чемодан и уехать в другой город. Здесь меня совершенно ничего не держит. 

Юля: Нас останавливает только одно — огромный шкаф с журналами, который нам достался от пятикурсницы, жившей в нашей комнате до нас. (улыбается) Она с 2003 года собирала все номера Vogue и Collezioni. Она очень просила их не выкидывать, и я пока не решила, как это перевозить после пятого курса, но знаю, что хочу забрать с собой их все.

Вика: А что касается друзей — у нас была одна показательная ситуация. Нам предложили поехать на стажировку в Dazed&Confused и в Garage, в Лондон. Они уже узнавали, когда мы готовы прилететь, но я понимала, что я не могу купить билет, потому что мне нужно будет как-то там жить, на что-то есть и так далее. Мы встретились с Магой (Умхаевым, хозяином блога Maga MGD прим.ред.), все ему рассказали, а он: «Вы могли элементарно написать на Facebook, и все бы скинулись, или написать мне, и я бы дал вам денег». И я понимаю, что никогда бы так не сделала. Я не вижу в этом никакой искренности.

Юля: Мага написал об этом в своем блоге, мы пришли на какое-то мероприятие, и все стали расспрашивать, почему мы никому не сказали ничего. Мне это говорили такие люди, от которых я этого вообще не ожидала. 

Вика: Когда человек, с которым я даже толком не общаюсь, говорит: «Я могу дать вам десять тысяч, и вы можете их не возвращать», мне сразу кажется, что не все так плохо (улыбается)

Юля: У нас есть лучшая подруга, Олеся, с ней у нас уже такая пацанская дружба (улыбается) Она сейчас работает в Vogue. Но надеяться все равно ни на кого нельзя. 

 

 

 

Look.TM: А что насчет Маги? Как началась ваша дружба?

 

Юля: Мы познакомились на показе Costume National на Неделе моды два года назад. Пришли, когда места оставались только в специальном секторе, в первом ряду рядом с Брайан Боем. А мы на тот момент уже успели пообщаться, спросили, можно ли сесть рядом с ним. Там же сидел и Мага. Он на нас посмотрел, а мы поздоровались с ним и сказали, что давно мечтали познакомиться. Сначала общались редко, но однажды на InStyle Beauty Bar Мага сказал: «У вас такие классные иллюстрации, почему вы делаете их так редко и так мало?» Я начала отвечать, что они не настолько хороши, что нет времени, то не так, это не так... А он просто отрезал: «Не ленитесь и не придумывайте себе оправданий». Мне сразу захотелось ему доказать, что мы сможем. И если бы не тот разговор, у нас бы не было публикаций ни на Vogue, ни на Buro 24/7, Interview и Collezioni. Благодаря ему мы реально стали что-то делать. 

 

 

Backstage Chanel на хорватском Buro 24/7, авторы Vika&Julia

 

Look.TM: Вам нравится то, что он делает? Если рассматривать его как блогера, а не как друга. 

 

Вика: Мне нравится, что у него свой стиль. Он взял, вложился, поехал на эти европейские Недели моды, потратил свои деньги . Очень изменилось к нему отношение, желаем ему удачи.

 

Look.TM: Тема блогинга сейчас очень популярна в России, проводятся всякие мастер-классы, все высчитывают время публикации постов, чтобы рейтинги были наиболее высокими, соглашаются на странные коллаборации и сотрудничества... Что вы обо всем это думаете? 

 

Юля: Это уже очень коммерческие истории. Когда нам предлагают делать что-то такое, мы всегда стараемся вложить в это душу, чтобы было «наше», в нашем стиле. В прошлом году нам H&M написал, что хочет подарить нам всю линию Divided Grey H&M. Мы поняли, что хотим это снять не просто на улице, а на каком-то крутом фоне. Пошли по району этот фон искать и нашли кинотеатр «Алмаз» (смеется), там была крутая синяя стена, и получилось именно в нашем стиле. 

Вика: Та же Кьяра — это уже тоже коммерческая история, она какие-то невероятные деньги на своем блоге зарабатывает. Мне кажется, это не круто. Круто, когда блог — это такой потайной садик на заднем дворе. О нем никто не знает, его никто не видит, но если кто-то туда забредет, ему там понравится. 

 

 

Look.TM: Я видела, что вы есть в какой-то книге.

 

Вика: Да. Это было в прошлом году. Нам написала девочка, подруга одной нашей знакомой, которая учится в Институте печати. Им дали задание — сделать книгу, как бы исследовательскую работу на тему тела. Она хотела снимать близняшек, узнала у нас, и мы с ней ездили в Ботанический сад, ездили на ВВЦ. В итоге она принесла нам эту книгу, такую всю красивую и белую. 

 

Юля: Но у нас даже нет ее. 

 

Look.TM: Сейчас иллюстраторы только-только появляются в России, есть вы, есть Дина Архипова...

 

Вика: И, по сути, все. Есть еще одна девочка, но я не помню, как ее зовут. У Дины свой стиль, у нас — свой, мы совершенно не похожи, каждый развивается в своем ключе. Это пока совсем не освоенная тема.

 

Юля: Такая же неосвоенная, как мерчендайзинг, оформление витрин, видеопродакшн... Этим пока почти никто не занимается.

 

Look.TM: А как вы думаете, иллюстрации — это перспективно в коммерческом плане?

 

Юля: Раньше я думала, что нет. Сейчас я думаю иначе. Оформление приглашений, тех же витрин, принты на майки — все, что хочешь. Главное, чтобы стиль был. 

 

 

Look.TM: У вас как-то разделяется то, во что вы хотите одеть свою героиню, и то, во что вы одеваетесь сами?

 

Юля: В универе к нам иногда подходит какая-нибудь девочка, например, с факультета менеджмента и говорит: «О, у вас такой стиль, я бы хотела одеваться как вы». И в то же время, я понимаю, что даже я не понимаю, какой у меня стиль (улыбается). Имей я большие деньги, я бы одевалась совершенно иначе. Я бы ходила в ракушках от МакКуина, платьях и коронах Dolce&Gabbana и все в таком духе. 

 

Вика: Нам говорят, что мы похожи на Jil Sander, у нас минимализм. Но это дань обстоятельствам. Когда я прихожу в магазин, я всегда ищу идеальное черное платье. Его, кажется, проще сшить самой, и то не факт. 

 

Look.TM: У меня последний вопрос — дурной, но очень интересно! Слабо перекраситься?

 

Вика: Я всегда не любила свой цвет волос, всегда хотелось быть блондинкой. У нас мама — натуральная блондинка, мы тоже очень хотели. А сейчас как-то привыкла.

 

Юля: Нас всегда  напрягало , что мы близняшки, что у нас одинаковый цвет волос, но теперь поняла: это очень выгодно (улыбается)

 

 

Специально для Look.TM 

 

Фотограф: Дарья Беседина

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...