Откровенно: каково это – родить в пятнадцать лет

И преуспеть в жизни

Герои
11.05.16, 12:05
Мила Подольская

Мила Подольская, молодая мама взрослых сыновей:

Когда люди видят меня рядом с 17-летним сыном, недоумевают: "Это твой молодой человек? Слишком юн. Это сын? Ты родила его в 7 лет? Вы же почти ровесники!"

…Он был первый, кто обратил на меня внимание. Я влюбилась. Точнее мне польстило его внимание, и я почувствовала, что кому-то нужна. После первого лета знакомства мы разъехались – целый год я любила не его, а свои выдумки, иллюзии о нём. Прошел год. Я подросла и поддалась на его уговоры начать отношения. Ему было 18. Мне 14. Наши дачи стояли рядом – смотрели окна в окна.

Я жила с бабушкой, родители много работали, доверительных отношений у меня с ними не было. А мне так хотелось иметь близкого родного человека! Ему нужен был секс, а отношения с ровесницами не складывались. Мне он был нужен как друг, брат, отец. Мне всегда хотелось иметь свою семью и детей – и в ней отдавать и получать тепло. Он об этом, конечно, даже не думал.

Тем летом у нас не получилось взрослых отношений: он предложил, я отказалась, он пытался добиться своего, но был неопытен – из его плана ничего не вышло. Я боялась. Боялась, потому что не хотела этого. И боялась, что если я откажу однозначно – он меня бросит.

Лето закончилось – мы опять разъехались. На осенних каникулах я поехала в школьный лагерь в Венгрию, и там пережила попытку изнасилования. Тот парень меня сильно ранил, напугал. Я выбрала позицию защиты – отрицание. Ничего не было, а если и было, то по моему желанию. Я чувствовала себя самой плохой на земле: раз это со мной это произошло, я сама виновата. Я приняла решение: вернулась домой, и, будто в тумане, пошла к нему: я согласна. Пусть все будет. По крайней мере, по моему согласию. Только родителям не рассказывай. Только поддержи. Пожалей меня. И он пожалел… Я забеременела.

Родители сказали, что надо пожениться, и мы поженились. Он не отказывался – как откажешься, если иначе – уголовная ответственность? Я переехала жить к его родителям. И не сразу поняла, что у них на уме. Им нужна была дура, чтобы легко от нее избавиться при первой возможности. Чтобы я не поступила в институт, они разрешали мне не ходить в школу. Даже не так: они говорили, что мне не нужно ходить ни в школу, ни потом в институт. Когда я поняла, в чем дело, то стала действовать от обратного: "Ах, так? Считаете, что я никто? Сейчас докажу, что я не дура!" – и я бежала в школу, штурмовала учебники, выполняла задания, сдавала экзамены, поступила на бюджетное отделение университета.

Как я стала женщиной
Как проходила беременность? Помню, я пришла в женскую консультацию, и врач, глядя на меня, строго сказала: "Так. У нас тут нет девочек. У нас тут нет девушек. У нас тут женская консультация, сюда приходят женщины". 

"Я согласна, - серьезно подыграла я. – Раз надо, буду женщиной". Очень тщательно выполняла все рекомендации врача, а когда родила сына, также педантично слушала педиатра. Читала очень много книг, начиная с первых месяцев беременности, и не останавливаюсь до сих пор.

Путь наверх
Сын родился за несколько дней до начала моего последнего школьно учебного года. Я занималась дома, закончила 11 класс экстерном. Помню свой выпускной – это был мой день! Наверное, именно тогда я поняла, что впереди у меня многое, и я готова брать "эвересты"!

Деньги на прическу и маникюр я заработала сама: мой папа стоматолог, и я устроилась к нему в клинику санитаркой, чтобы на выпускном выглядеть не хуже остальных. 

Когда вручали аттестат, мои одноклассники аплодировали так, что, наверное, отбили себе ладони – а ведь кто-то меня уже успел забыть, я целый год не ходила в школу! Я рассказываю об этом и проживаю заново тот день. Вспоминаю, как меня поддерживали - одноклассники, учителя, директор школы. Кто-то вытирал слезы. А я молчала. И улыбалась. Не давала повода никому задуматься о том, как я живу на самом деле. 


После школы я поступила в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы на факультет физико-математических и естественных наук. Мне нужно было доказать мужу и его родителям, своим родителям и себе, что я не глупа, что я умная, что я такая, как они. На три осенних месяца мне в помощь с годовалым ребенком наняли няню. И каждый день меня этим попрекали. 

Я решила не просто учиться, а учиться на "пятерки". И первую сессию сдала на отлично (несмотря на то, что перед сессией родители мужа перестали оплачивать няню). Не могу вспомнить, как я это сделала: каждый раз я просила о помощи разных родственников, в то время мне очень помогал брат отца моего ребенка. Я сдала сессию, и…заболела. Сил не хватало. Да и в помощи с ребенком мне все чаще отказывали. 

Я взяла академический отпуск на год. Занималась сыном. Когда сыну исполнилось два с половиной, устроила его в ясли и смогла еще год проучиться в университете. Закрыла очередную сессию. И отчислилась по собственному желанию – по причине болезни ребенка. Малыш чувствовал мое состояние, видел, как ко мне относятся в семье. И в возрасте становления речи у него началось заикание. Врачи сказали принимать психотропные и успокоительные средства. Тогда я, которая до этого доверяла врачам на 100%, решила лечить сына самостоятельно. Я штудировала медицинскую и психологическую литературу. Сын постепенно преодолевал свою болезнь. Через полтора года он говорил без всякого заикания. А я, чтобы развиваться дальше, поступила в рекламный колледж. Училась с большой радостью и рвением, окончила его с красным дипломом. 

...До свидания! И снова здравствуйте!

Когда мне исполнилось 18 лет, родители моего мужа выгнали меня с сыном из дома. Мои родители, когда мы с мужем официально развелись, решили все же завести на него судебное дело. Срок давности и то, что мне уже было 18, значения не имел. Для этого они сделали первый шаг – написали прошение о юридической помощи адвокату, который подтвердил правомерность их намерения. Родители мужа догадались, чем это может грозить их сыну. Так как мой бывший муж был марионеткой в руках своих родителей, он вернулся ко мне. Он так просил его простить, что мы поженились во второй раз.

Чтобы мной не манипулировали свекры, родители разменяли квартиру – мы с мужем и сыном жили отдельно. Родился младший сын.

Де юро и де факто

В браке я фактически жила одна. Де юре муж, де факто – посторонний человек. Я искусно делала вид, что все хорошо. Для друзей, знакомых, родных – ведь мне была важна иллюзия семьи. Лишь бы она была, хоть даже такая. Мой маршрут много лет представлял собой схему "дом-сад-школа-поликлиника-учеба-секции-иногда родня". Все напоказ, все то, что надо, а не хочется, все ради "семьи".

Муж же ни в чем себе не отказывал, общался с кем хотел, жил как хотел, тратил сколько хотел. С какой бы просьбой я ни обращалась, отвечал отказом (правда, иногда мне удавалось добиться важных вещей, ставя ультиматумы; фактически вынуждая его делать хоть что-то для меня и детей). Вдаваться в подробности не хочется, трудное было время.

В какой-то момент муж начал много зарабатывать, но при этом скрывал свой доход от меня, два года ездил в командировки, проводя там 3 недели каждый месяц, оставляя меня с детьми без денег.


Когда родился младший сын, муж забрал нас из роддома, сфотографировался для галочки и… опять уехал. Я осталась одна. После кесарева сечения. Тогда у меня разошлись швы. А когда у младшего начались приступы ложного крупа, мы спали в коридоре больницы, и никто нас не навещал.

Таких случаев можно вспомнить много. Равнодушие. Жестокость. Психологическое насилие. Когда младшему исполнился год – я не выдержала. Поняла, что никакая иллюзия семьи не важнее здоровья и жизни детей, через которые муж и его родители переступали снова и снова. Не говоря уже о моей жизни.

Развод

При разводе у меня отняли все, и собирались отнять самое дорогое – детей. Мне было непросто перестать быть жертвой и ощутить в себе силы. В то время я была в ужасном моральном и физическом состоянии. Но я собралась. Настроила себя на то, что мне предстоит выиграть целую войну, а не отдельный бой, и потому для меня не было важным, выиграла я сегодняшний день или проиграла – главная цель была куда больше отдельных сражений. Я отвоевала свой статус: "Я мать его детей, и с этого пьедестала меня не подвинуть никому", отстояла и защитила своих детей и теперь могу передавать опыт нуждающимся в этом людям. 

И о хорошем

Несмотря на то, что мою историю нельзя назвать простой, она хорошая. Мои дети – это награда мне за все, что я преодолела: они умные, красивые, здоровые, они лучшие дети в мире. Каждый день с ними – счастье. Они стимул для всего, что я делаю. Я смотрю на них в трудные моменты жизни и понимаю – я обязана жить счастливо и быть для них примером. И, кстати, моя ранняя беременность сблизила меня с родителями и их друг с другом. Они обвенчались вскоре после того, как я родила своего старшего сына. 

После драки кулаками машут, или Мой путь

А еще благодаря своей жизненной истории я обрела свой путь в жизни. Как только я начала выбираться из стресса, я осознала, что мое призвание – помогать людям. Сначала создала группу "Маленькая мама", чтобы помогать тем, кто оказался в ситуации, аналогичной моей. После нашла руководителя Фонда помощи молодым мамам, стала заниматься благотворительностью, помогать своим примером – меня стали приглашать на телепередачи, ко мне начали обращаться в соцсетях. Я радуюсь каждый раз, когда оказываюсь кому-то полезной.

Сейчас я занимаюсь социальным служением в храме. И помогаю развить один очень важный и интересный проект помощи нуждающимся. После падения самолета в Египте я закончила курсы синодального отдела по социальному служению, организованные совместно с МЧС России, и теперь готова к тому, чтобы оказывать экстренную помощь в чрезвычайных ситуациях.

Я вернулась в Университет дружбы народов, где теперь получаю уже второе высшее образование (конечно, в области психологии, которая так пригодилась мне в жизни). 

А самое главное, я теперь точно знаю, кто нам с детьми все это время помогал.

СпасиБо.


Записала Ира Форд

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...