Право быть сексуальной

Рассказ девушки, которой надоело чувствовать себя виноватой за то, как на нее смотрят мужчины

Герои
19.02.16, 12:05

Эмили Ратажковски – модель, благодаря которой клип на песню Фаррелла и Робина Тика Blurred Lines набрал половину из своих полумиллиарда просмотров, и одна из причин апокалипсиса, обрушившегося на голову героя Бена Аффлека в фильме "Исчезнувшая". Хрупкая девушка с польскими, немецкими, ирландскими и еврейскими корнями, осиной талией и четвертым размером груди. 

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

Эмили не нравится, когда ее называют секс-символом, но ей нравится быть сексуальной. Она любит свое тело и соглашается позировать топлес, но не считает, что это дает кому-то право называть ее распущенной. Она вспоминает, как учителя в школе твердили ей, что нужно быть скромнее, и не понимает, зачем девочкам-подросткам внушают мысль, что быть привлекательной – стыдно. Об этом – эссе Эмили на сайте режиссера сериала "Девчонки", актрисы и борца за права женщин Лины Данэм Lenny Letter. 

"В детстве папа ласково называл меня маленькой женщиной. Такой я и была: 12-летней девочкой с грудью размера D, которая все еще просыпалась среди ночи и звала маму. Я была единственным ребенком любящих родителей, и в нашей сплоченной семье, в обвитом плющом калифорнийском домике с деревянными полами чувствовала себя в безопасности. Внутри у нас все было спокойно. Проблема пришла снаружи. 

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

Когда я училась в восьмом классе, заместитель директора школы на глазах у учителей и одноклассников потянула меня за лямку бюстгальтера – ее было видно из-под майки, и это нарушало школьный дресс-код. В 13 я выступала в школьном спектакле, и наша близкая родственница пришла на меня посмотреть. Я чувствовала себя такой красивой – загорелая, с блеском для губ. На мне были красный топ-резинка и мини-юбка на молнии из Forever 21... За ужином у нас дома родственница говорила о том, как на меня смотрят мужчины из-за моей одежды, объясняла, что беспокоится за меня. Что мне нужно быть аккуратнее.

В том же году мои родители устроили семейную вечеринку. Я свободно разговаривала с гостями, шутила, рассказывала истории – была единственным ребенком, который не стеснялся взрослых. Перед десертом старый друг семьи задержал меня по дороге в уборную, отвел в сторону и начал учить: "Нужно быть скромнее. Таким девочкам, как ты, лучше себя не выпячивать". Что бы это ни значило. Тогда я подумала, что он просто меня оберегает, хочет как лучше. 

Мне исполнилось 15, всех взрослых вокруг беспокоило то, что я уже работаю моделью. Они наслушались страшных историй о мужчинах в возрасте, которые пользуются девушками, об агентах, которые заставляют моделей худеть. Удивительно, но противоречия у меня были с окружающим миром, а не с модельной индустрией. Учителя, друзья, бойфренды – вот кто заставлял меня чувствовать себя неуютно или стыдил за мою развивающуюся сексуальность. Это были люди, не связанные миром моды. И их комментарии задевали больнее. 

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

Я тогда только разобралась, для чего нужны тампоны, о других обстоятельствах взросления речи вообще не шло. Поэтому из всех этих разговоров я понимала только, что чего-то в жизни не понимаю. Но даже сейчас, вспоминая свои джинсы с заниженной талией и выглядывающие из них стринги или школьные эксперименты с косметикой, думаю: может, кому-то все-таки стоило заставить меня переодеться? Я смотрю на себя в зеркало, собираясь по утрам, и слышу голоса, которые напоминают: будь скромнее, что подумают люди.

А что они могут подумать? Почему сексуальность у нас означает что-то непристойное, провоцирующее мужчин? Для меня это – красота, самовыражение, это удивительная женственность. Это должно вызывать восхищение. С чего мы взяли, что секс – это победа мужчины и поражение женщины? Сексуальную женщину большинство девушек представляют себе как героиню порно и отфотошопенную звезду на обложке журнала. Неужели это – единственный эталон, который можно найти в нашей культуре? А где женщины, которые сами решают, где и когда им проявлять свою чувственность? Женщины, с которых можно брать пример? Излишняя сексуализация женщин унизительна, но нет ничего плохого в том, чтобы быть эротичной, когда тебе самой этого хочется. 

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

Вспомнился рассказ Джона Апдайка, где девушка заходит в магазин в курортном городке. Она радуется лету, и она новом купальнике. А продавец выгоняет ее. И девушка уходит – с испорченным настроением и ощущением, что она в чем-то виновата. Я думаю о женщинах, которым приходится беспокоиться: а вдруг то, что они сексуальны, не понравится их коллегам, вызовет нежелательный интерес или зависть. Думаю о мамах, которые объясняют дочерям: "Это не твоя вина, но в следующий раз одевайся приличнее". 

Я отказываюсь жить в мире упреков и молчаливых оправданий. Нельзя строить свою жизнь, все время на кого-то оглядываясь. И я бы хотела, чтобы мне объяснили раньше: реакция людей на мою сексуальность – это их проблема. Не моя." 

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

P.S. Мужской журнал Maxim тоже опубликовал новость об эссе Эмили. Точнее, о том, как она анонсировала его в Инстаграме. Таким был текст: 

"Эмили Ратажковски опубликовала обалденное фото без одежды. Бог есть. 

За что мы любим Ратажковски, так это за то, что она умеет показать себя во всей красе. Эта фотография сногсшибательной брюнетки – ее объявление о том, что она появится на сайте Лины Данэм со своей статьей, которую никто из вас наверняка не прочитает. 

На Лину нам может быть и плевать, но на Эмили Ратажковски – определенно нет. Детка, просто оставайся собой!"

Эмили Ратажковски (Emily Ratajkowski)

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...