Как начать вести размеренный образ жизни и стать счастливее

Неспешная беседа Насти Гончаровой и Майи Акишевой

Герои
08.01.16, 10:00

Движение в защиту slow life, или размеренного образа жизни, популярно в мире около 30 лет. Оно противопоставляет вдумчивость бегу по вершкам, старомодные удовольствия вроде чтения книг – пролистыванию соцсетей в смартфоне, ужин в кругу друзей – фастфуду, осознанный выбор приоритетов – механическому циклу работа-дом, фотографирование на пленку – вездесущим селфи (фотографии в статье авторства героини - прим. ред.). Настя Гончарова, хозяйка виртуального журнального киоска Slowlife.kz, рассказала Look.tm, почему медленно – не значит плохо. 

Так что это за медленная жизнь такая?

Часто, когда люди слышат словосочетание slow movement или slow life, они считают, что это такой дауншифтинг, секта, которая призывает бросить работу, избавиться от машины, дачи и уехать от людей куда-нибудь на Пхукет. Так бывает, но это имеет мало общего со slow life. В этом плане мне больше нравится говорить не "медленная", а "размеренная" жизнь.

У нас чисто семантически слово "медленный" ассоциируется с чем-то плохим. Ребенок медленно ест – плохо. Кто-то медленно идет – плетется, значит, тоже плохо. А скорость, наоборот, мерило эффективности.

Слово "размеренность" точнее отражает суть. Мне кажется, вот этот корень "мера" – хорошо применим ко всем аспектам размеренного образа жизни. В меру – это когда ты не переедаешь, когда тебе всего хватает, когда тебе достаточно общения и ты фильтруешь, с кем хочешь общаться, а с кем – нет, сколько проектов хочешь взять, а от скольких готов отказаться. Понятно, что чувство меры всегда плавающее и определяется только опытным путем. Иногда ты берешь больше, иногда меньше. Но всегда делаешь это осознанно, опираясь на свой собственный ритм, а не потому что тебя завалили работой. Не потому что положение обязывает тебя ходить на пять вечеринок в день. Ты все время регулируешь наполнение своей жизни. Хотя друзья надо мной откровенно ржут, когда видят, как я несусь с журналами наперевес, выкрикивая: "Некогда! Мне некогда! Созвонимся в полночь". Они говорят: "Смотрите-ка, slow life в действии”.

Питер Друкер

 "Люди эффективны, когда говорят: “Нет, мне это не подходит”.

Как окружающие реагируют на твой выбор в пользу slow life?

Иногда мне довольно агрессивно говорят при встрече: да что это такое, вы сами в это верите? Что за ерунда? Как можно от чего-то отказываться или замедляться в наше время? Может быть, на пенсии мы и посмотрим ваши журналы и книжки. Я знаю, людей, которые искренно не понимают, о чем речь, много. И это нормально. Я была такой же, когда впахивала в рекламном агентстве с утра до ночи и мне казалось, что это круто, что это мой осознанный выбор. Мне было удобно быть наемным сотрудником, из которого пьют соки. Я прикрывалась высокой зарплатой, которая, мне казалось, компенсировала все неудобства. Да, какое-то время у меня был такой стиль жизни – работа, сон, отпуск, дружба по расписанию, и он мне нравился. Было удобно прикрываться сверхзанятостью, чтобы отстраняться, не участвовать, чего-то не делать. А потом пришло время меняться. Вот и все.

Как долго ты в свободном плавании?

Три года. Но тогда у меня не было установки "вести размеренный образ жизни". Было ощущение, что нужно что-то срочно и кардинально менять и не оглядываться. А журнал Kinfolk и прочее стало приходить потом как подтверждение моих гипотез. Когда я начала журналы листать, читать, у меня не было ощущения ментального сдвига. Было узнавание: все так и есть. Так оно и работает.

Когда ты запустила киоск?

В августе. Из утилитарных соображений: в регионы было сложно отправлять журналы, люди звонили и спрашивали, как перечислять деньги, переживали. Киоск – это открытый способ купить журналы и быть уверенным, что на следующий день все будет отправлено по почте. Мы привезли Kinfolk в Казахстан с Асель Джабасовой, сооснователем проекта Experimentarium, который объединил казахстанских дизайнеров. Сначала мы хотели стать контрибьюторами Kinfolk, чтобы она писала, а я фотографировала. Выяснили, что существует российская редакция, связались с ней и узнали, что региональных версий журнала не бывает – контент по всему миру одинаковый. Нам сказали: если хотите, можете быть рядом и помогать. И мы стали распространять журнал. Летом, уходя из Experimentarium, я оставила Kinfolk себе.

Расскажи, какие еще издания есть в Slowlife.kz.

Kinfolk в книгах и журналах – флагман магазина. Есть еще английский Cereal, скандинавский Oak, Inventory, любопытный журнал "Эрнест" – для мужчин, которые не просто следят за стилем и имеют разные увлечения, но и умеют мастерить вещи своими руками. Эти журналы создаются медленно и издаются только два раза в год. В киоске есть книги авторов о размеренном образе жизни, которых цитирует Kinfolk – пока их пять, так как многое еще не переведено на русский. Одна из этих пяти – книга Карла Оноре. Это человек, который первым начал формулировать постулаты slow life для широкой аудитории. В свои книги, кстати, он честно добавляет огромный список литературы и ссылок, с которыми работал и которыми вдохновлялся сам. Книги Monocle – тематические сборники с обзорами и интервью. Есть российский журнал Prime Russian Magazine. Он, конечно, не о slow life, а скорее об интеллектуальных изысканиях. Но я подумала: если у людей есть время и намерение читать более серьезные журналы, то что это, как не размеренный образ жизни? В ближайшее время ассортимент значительно расширится.

В общем, любая художественная литература сегодня slow life. Например, 600 страниц “Войны и мира”.

Я бы сказала, это форма медитации. Я помню первое ощущение от Kinfolk – журнал оказал на меня некий зомбирующий эффект. Я сама по себе довольно беспокойный человек. То есть внешне выгляжу уравновешенной, неторопливой, но на самом деле я жуткая торопыга. Это вопрос темперамента, который вряд ли исправишь, разве что за маской спрячешь. Взяться читать 10 книг одновременно, перескакивая с одной на другую – это про меня. А тут Kinfolk. Я начала цепляться за тексты и фотографии и захотела провести с ними больше времени, чтобы осмыслить. А потом смотрю – три часа прошло. Думаю: не может быть!

Все, что можно не просто листать, а читать – это формат, который свидетельствует о том, что выбирающие его люди умеют расставлять свои приоритеты. В том числе временные. И оставлять место для правильных вещей – правильных для самих себя.

Мне кажется, периодику сейчас мало читают. Но это не повод останавливаться. Потому что удивительные люди продолжают создавать удивительные вещи.

Все читают репостнутые "листиклы" в соцсетях и разглядывают мемы. И штука в том, что мозг адаптируется под новые формат и стилистику. В списковом формате, например, удобно читать с экрана. А что-то глубокое теряет глубину, когда вникаешь в него со смартфона.

Мне тоже кажется, что чтение с экрана как будто обесценивает написанное. Ты просмотрел и понимаешь, что никогда к этому не вернешься, а вслед за прочитанной статьей прочтешь восемь других, и первая потеряется в информационном шуме. Нужно все время балансировать в потоке поверхностных текстов. А когда у тебя в руках неслучайный бумажный носитель, можно сделать закладку, пометку, вернуться и поработать с этой мыслью – это очень ценно.

Конечно, это олдскульные привычки. Для меня вообще важны тактильные и визуальные ощущения: запах книги, текстура бумаги, шрифт, верстка, качество печати фотографий или иллюстраций. Некоторые экземпляры – маленькие произведения искусства. Я для себя такие вещи берегу, они доставляют мне огромное удовольствие. И я хочу голосовать за это и тратить сумасшедшие деньги на книги и журналы, потому что мне так удобно и нравится.

Раз уж мы разговариваем на территории интернет-сайта, давай разовьем тему твоего присутствия в сети. Как оно соотносится с размеренным образом жизни?

В социальных сетях я стараюсь защищать свои привычки. Перестала добавлять незнакомых людей в друзья, потому что не хочу добавленных автоматически анфолловить. Многие люди шерят неинтересные мне вещи и засоряют мою же ленту, отбирают время и внимание. Бывает, даже хорошо знакомые люди у меня находятся в нейтральном режиме, потому что сказать им нечего, а то, что они бесконечно копируют, – простите, ерунда. Лучше я те же сэкономленные час или полтора прогуляюсь или проведу в гостях, чем буду раздраженно пролистывать ненужный контент. Часами зависать на диване или в ванной, листая ерунду, очень просто и очень опасно. Поэтому моя лента более чем скудная. Это суперпроверенные люди, эккаунты и ресурсы, которые формируют мой мир. Мне важно, чтобы стандарты росли, а они все время падают, если постоянно вестись на голоса чужих людей, которых даже нет в моей жизни. Уж лучше быть фриком, зато с собственной картиной мира.

Грег Маккеон

"Что, если бы мы перестали заниматься тем, что ненавидим, покупать то, что нам не нужно, за деньги, которых у нас нет, чтобы произвести впечатление на людей, которые нам безразличны?!"

Ты продаешь журналы в интернет-киоске. И при этом отказываешься использовать маркетинговые возможности соцсетей?

Вопрос хороший. Как фрилансер, который разрабатывает для заказчиков рекламные стратегии, я понимаю, что сапожник без сапог – это не выдуманная вещь. Когда ты эмоционально вовлечен в свое дело, сложно давать самому себе адекватные рекомендации. То, что хорошо продается для других, почему-то не работает для себя. Соцсети – это то, что помогает продажам. Но когда люди видят бесконечные картинки, ссылки, что-то, что не приносит им очевидной пользы и не дает вдохновения, то это такая поверхностная и примитивная игра.

Конверсия, количество подписчиков и миллион лайков – это круто по современным стандартам. Но просто набирать лайки мне неинтересно. По статистике магазина я вижу, кто покупает, и понимаю, что большая часть этих людей не имеет отношения к странице на Фейсбуке, хотя умеренная активность там ведется. Это люди, которые знают издание или знают меня или у кого-то журналы почитали. Постепенно эти цепочки и мостики выстраиваются. Я хочу бережно относиться к подписчикам и не постить лишь бы забить эфир или напомнить о себе. Хотя бы потому что это противоречит концепции slow life и моему представлению о том, как контент slow life нужно продвигать. Эти издания не совсем развлекательного жанра, они требуют более вдумчивого отношения к информации и даже эстетике. И мне бы не хотелось, чтобы люди, которые заинтересовались размеренным образом жизни, были вынуждены бороться с регулярно доставляемым им мусором.

Махатма Ганди

"Смысл жизни не в том, чтобы прожить ее как можно быстрее". 

А расскажи, какие изменения ты увидела в себе, когда ушла с работы и "замедлилась".

Дружба со старыми друзьями стала гораздо качественнее, появились интересные новые друзья, хотя с людьми я схожусь очень осторожно. Мой круг общения за эти три года дважды поменялся. Сначала отвалилось рекламное, потом произошла рокировка и в новой компании. Думаю, окружение меняется, когда начинаешь меняться сам – мы все растем с разной скоростью и в разных направлениях и иногда просто перестаем резонировать. Со временем понимаешь, единомышленники вы с человеком или никогда ими не были и вас вместе держали вещи, которые на самом деле не имеют значения. Дружбы, которые строились на утилитарных отношениях или ожиданиях, они и не выдерживают проверки, отваливаются.

Что еще? Я всегда была человеком военной дисциплины. У меня все было по плану, по часам: ежедневники, списки, регламент – никаких импровизаций. Так я прожила 15 лет. Мало того, что себя дрючила, так еще и всех остальных, когда была руководителем. А сейчас я эту хватку ослабила. Впрочем, очень люблю списки до сих пор. Когда ты многофункционален, без списков не обойтись. Но сейчас я планирую только те дела, которые принципиально нужно сделать в течение дня. Все остальное время стараюсь оставить гибким: адаптируюсь под людей, с которыми общаюсь, или прислушиваюсь к собственным импульсам. Иногда бываю очень импульсивной. Тот же самый киоск я завела в 2 часа ночи, ни с того ни с сего. Я не готовилась и не вынашивала эту идею. Для спонтанных решений нужна какая-то пустота. Иногда нужно ничем себя не загружать, и мозг начинает выдавать интересные идеи.

Во все мои процессы вошло больше жизни. Количество радости и спонтанности резко возросло. Появилось больше времени, чтобы отдыхать, мечтать, наблюдать, знакомиться с чем-то, любоваться. Когда человек становится более игривым, что ли, ему интересно жить, перед ним все время что-то новое. А когда человек боится оказаться неадекватным, не соответствующим нормам, он как будто становится заложником. Адекватность – отдельная тема, меня она очень занимает сейчас. Мне показалось, что быть адекватным и быть предсказуемым – почти одно и то же. Окружающие отмечают: человек Х всегда ведет себя так-то и так-то, мы знаем, чего от него ждать. Это и есть показатель его адекватности. Такая цикличность означает, что человек все время действует по одному и тому же сценарию. Конечно, предсказуемость полезна для прогнозирования, но в смысле личностного роста это странное качество. Эти якоря не позволяют человеку даже внутри самого себя сделать допущение, что за рамками тоже есть жизнь, что их можно расширять или отступать хотя бы на три сантиметра, если очень страшно. 

Slow movement начался со slow food, движения против индустрии быстрой еды. Какие у тебя отношения с едой?

Интересно, что со сменой образа жизни меняются пищевые привычки. У меня не было задачи переносить свои убеждения на еду, но они естественным образом перенеслись. Изменился рацион. Пришла любовь к простоте и упрощению. Могу просто съесть горсть орехов или пучок салата, без ничего. Вкус отдельных продуктов – это маленькое приключение. Это хорошо, ведь еда тоже дает информацию, эмоции. Бывают и моменты, когда, наоборот, хочется смаковать сложные блюда, гурманить. Это чаще происходит в компании. Нельзя же гостям предложить съесть по пучку салата (смеется).

Вообще, еда дарит универсальный объединяющий опыт. И часто бывает неважно, что на столе – подгоревшие гренки или обед из двадцати блюд, главное – это классная атмосфера, когда вы продуктивно проводите время в компании. Продуктивно не с экономической точки зрения, конечно. Ко мне это тоже постепенно начало приходить: я стала чаще приглашать людей в гости и с удовольствием ходить сама. Раньше было некогда. Человеку, который динамично живет в бизнесе, может показаться, что это разбрасывание собственным временем – если ты ни с того ни с сего отправился в гости или поехал на "Медео" и, вместо того чтобы пробыть там час, проторчал полдня, поймав какую-то волну. Но когда ты позволяешь себе такие переключения, это круто. Для меня это – большое достижение.

Мне кажется, у нас это многие себе позволяют, даже не освободившись от офисного рабства.

Я в таком случае людям завидую. Мой бывший шеф часто говорил: что ты такая заведенная? Зачем ты все контролируешь? Расслабься, отрасти толстую кожу. У некоторых людей просто есть этот талант по умолчанию – когда живешь играючи. А некоторым это не дается и надо учиться. Мне очень долго не давалось. Я думала, что нужно все делать правильно, ответственно, по порядку. Структурированность, доведенная до фанатизма. А жизнь ведь очень неструктурная вещь. Есть периоды, которые преодолеваешь маленькими шагами, а бывает, движешься скачками и даже не понимаешь, как это произошло.

Когда с тобой разговариваешь, от тебя исходит ощущение уверенности и покоя. Это еще называют таким старообрядческим словом "мудрость". Ты чувствуешь, что тебя накрыла мудрость?

Я бы не сказала. Какие-то из вещей, о которых я говорю, ко мне прилипли, вросли в меня, а каким-то я еще только сама учусь и, говоря о них, себе как бы напоминаю. Это бесконечный процесс. Через полгода, может быть, будем с тобой завтракать и я начну рассуждать по-другому.

Полтора года назад мы с тобой говорили и ты плыла этим же курсом.

Да, но тогда, в глубине души, я была жутко не уверена в правильности изменений, которые затеяла. Я ведь всю жизнь проработала в корпоративном бизнесе, достаточно быстро выросла в плане карьеры. И вдруг главной опоры, которая у меня была в жизни, не стало. Первое время было очень страшно. Поэтому та псевдоуверенность была, скорее, публичным аутотренингом, утешением самой себя – что все будет хорошо.

Тем, кто заинтересовался темой размеренного образа жизни, Настя советует две книги для старта. Это "Без суеты" Карла Оноре (он как журналист широко и разносторонне рассматривает этот вопрос) и "Эссенциализм" Грега Маккеона (этот уже психолог, поэтому его труд содержит конкретные рекомендации).


Фотографии, снятые на пленку: Настя Гончарова. Фотопортрет Насти: Алексей Романов

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...