Как я стала музыкантом в Москве и дизайнером в Лондоне

Рассказывает пианистка и художница Шолпан Шарбакова-Миллер

Герои
22.12.15, 14:07

Шолпан Шарбакова-Миллер - профессиональная пианистка, солистка филармонии Астаны, выпускница Королевской Академии Музыки, Российской Академии Музыки им. Гнесиных. Художница, участница 56-го Венецианского биеннале, Лондонской международной выставки искусств ART 15, дизайнер бренда Shola Miller и филантроп. Шолпан рассказала Look.tm о влиянии родителей на выбор ее профессии и о том, как взять в руки кисть. 

Шолпан, ты с 4 лет занимаешься музыкой. Скажи, родители мечтали о том, чтоб ты стала великой пианисткой или же отдали на музыку, как и многих детей, для общего развития? 

Я помню, что по телевизору передавали какой-то классический концерт, где пианист так красиво играл, что я начала подражать ему и манерно барабанила пальцами по столу. Видно, это очень впечатлило родителей. Они купили нам с сестрой пианино и записали в музыкальную школу в Актюбинске. Конечно, поначалу это было для нашего общего развития, так же как и уроки по теннису и фигурному катанию, но позже музыка взяла верх. Наш папа принял решение переехать в Алма-Ату ради того, чтобы мы учились в школе им.К. Байсеитовой.

Когда ты была ребенком, тебя нужно было заставлять заниматься? Наверняка, как и всем детям, хотелось побегать во дворе? 

Ещё как! Вот именно, мне хотелось играть в казаки-разбойники, а надо было учить этюды и сонаты. Вот я и думала, почему же такая несправедливость? Раскрою небольшой секрет, я всегда очень быстро разучивала произведения, поэтому иногда гоняла балду, а за неделю до экзамена начинала заниматься как ненормальная, и результат всегда был отличным! Но это всё было в далёком детстве. Когда поступила в Гнесинку, то поняла, что быстро бегающих пальцев и хорошей памяти отнюдь не достаточно для того, чтобы стать хорошим музыкантом. Вот там под чутким руководством моих любимых профессоров Григория Борисовича Гордона, Георгия Анатольевича Федоренко, Берты Львовны Кременштейн и Татьяны Владимировны Кандинской и началось становление меня как музыканта.

Шолпан Шарбакова-Миллер

А когда ты поняла, что хочешь связать жизнь с музыкой? Не было желания обрести более земную, практичную профессию? 

В детстве хотела стать ветеринаром, но я очень впечатлительная и не могу хладнокровно смотреть на страдания, поэтому передумала и решила стать стюардессой и даже адвокатом. Но интуитивно я всегда чувствовала, что музыка - это на всю жизнь, и, уже будучи студенткой Гнесинки, поняла, что не ошиблась.

Ты не только пианистка, но и художница, дизайнер аксессуаров. Талантливыми рождаются или становятся? 

Как говорил мой профессор: “Талантом можно заразиться”. В детстве рисовать меня учил папа. Он врач, но у него удивительный дар к рисованию. В студенческое время решила поступить в Высшую Школу Дизайна при МАРХИ, проучилась там 2 года, познавая азы рисунка, дизайна и макетирования.

Нужно ли получить специальное образование или достаточно порыва души? 

Касательно современной живописи, то это достаточно спорный вопрос. Кто-то скажет, что, да, художественное образование обязательно нужно, другие говорят, что оно необязательно. Если говорить за себя, то я, будучи музыкантом, не имею диплома в художественной сфере, но это никоим образом не мешает мне вдохновляться и создавать  чистую “музыку на холсте”. 

Знаешь, я раньше не понимала абстракционизм. Думала, что и я так смогу нарисовать, даже пробовала, но ничего не получалось. Как ты рисуешь?

Не знаю, наверное, это необходимость высказаться, которая присуща любому творческому человеку. Каждая новая картина или инсталляция - для меня это способ поделиться своими накопленными мыслями и эмоциями, это открытое окно в мой внутренний мир. Так как я с детства слышала и видела музыку в красках, в моих картинах зрители видят полную симфоническую палитру цветов. А сюжеты берутся из диалогов с моим внутренним я.

Было ли так, что люди не понимали твоих работ и высказывались негативно? 

Как и каждому нормальному человеку, мне приятно слышать положительные отзывы о своих работах. И это никакое не тщеславие, для меня это такое детское и радостное чувство, что тебя понимают. Честно признаться, только однажды я слышала смешное высказывание в адрес своей работы. Дело было на открытии одного арт-фестиваля, где я представляла большую инсталляцию, и я услышала за спиной разговор двух женщин: “Что это за каляка-маляка, я такую тоже нарисовать могу!” 

А как ты занялась дизайном сумок? Что было самым сложным? 

Дизайн мне был всегда интересен как прикладное искусство. Раньше я всегда придумывала себе фасоны концертных платьев и костюмов, которые впоследствии мне шили в ателье. Живя уже в Лондоне, я решила пойти на специальные курсы для дизайнеров в Университете Искусств Сент Мартинс. Самый потрясающий курс был как раз по дизайну сумок. Это послужило толчком к созданию собственного бренда Shola Miller. Иногда катастрофически не хватает времени между репетициями, концертами, выставками и своим маленьким брендом. А нужно всё успеть!

Ты сама шьешь сумки? 

Свою первую летнюю коллекцию Daughter of Steppes я создавала сама, её раскупили за считанные дни. Вторая коллекция из бархата - очень капризного материала, поэтому я доверила прикладную часть профессионалам, а сама занимаюсь исключительно дизайном и разработкой идей. 

Где ты чувствуешь себя своей? 

Везде, где мне внутренне комфортно, где я чувствую себя как дома. Я считаю своим домом и Актюбинск, в котором родилась, и Алма-Ату, в которой выросла, и Москву, в которой жила, училась и очень ее люблю, и, конечно же, Лондон, в котором в данный момент проживаю.


Беседовала Марина Шарипова

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...