Даром не надо!

Айнур Карим делится опытом прохождения промо-процедуры для лица и тем, как не давать десять номеров телефонов своих подруг.

Красота
12.09.15, 14:00


Как-то раз салон красоты, заполучив номер телефона моей мамы, убедительно пригласил ее на изумительную процедуру для омоложения лица всего ("Вам необычайно повезло!") за три тысячи тенге. Мама, не веря своему счастью, робко спросила, а разрешат ли ей вместо себя записать на процедуру дочь. То есть меня. "Они будут потом просить у меня 10 телефонов моих подруг, чтобы впаять нам косметику", - мрачно возразила я, на что моя наивная мама сказала: "Нет, нет, я их спросила, это солидный салон, они так не делают…".

И вот в субботний денек, спустившись с гор, немножко потная, немножко не гламурная, зато почти без опоздания, отправилась я в Салон. Меня встретили ремонтом в фиолетово-черном цвете, золоте и бронзе, и мне сразу стало неловко за мой старый лыжный костюм, шапочку с помпоном и обветренные шымбулакским ветром губы.

- Подождите минуту, сейчас к вам подойдет ваш персональный косметолог, - с этими словами меня оставили в черной с золотом комнате сиротливо прятать ноги в непромокаемых уггах под гламурную банкетку.

Минуты через две (по всем правилам приличия) в комнату вошла, нет, пожалуй, впорхнула на высоких шпильках Мой Персональный Косметолог (далее МПК). Волосы ее были прилизаны в идеальный хвост, грудь обтягивал белоснежный халат, про шпильки я уже сказала. Еще она держала в руках табличку и ручку, как врач в "Скорой помощи".

- Добрый день, - сказала МПК, глядя на меня откуда-то с третьего этажа. - Я ваш персональный косметолог. Перед тем как начать, позвольте мне задать вам несколько вопросов.

Я внутренне собралась, подтянулась, назвала свое имя, возраст и профессию. И с этого момента, что бы МПК ни говорила, она все время начинала с моего имени. Наверное, на курсах ее научили, что это - главное для налаживания контакта с потенциальным клиентом.

Для начала меня повели на процедуру компьютерного оценивания моей кожи. На голову мне натянули шапочку, на ноги - бахилы и уложили на кушетку так, чтобы я видела все слои моего кожного покрова на огромном экране. К процессу оценивания прилагалась доверительная беседа.

- Айнур, - обратилась ко мне МПК. - А вы замужем?

- Нет, - честно отвечаю.

Следует пауза, затем очередной доверительный вопрос: "А почему?".

Честно говоря, я слегка оторопела. Почему? Почему трава зеленая? Почему коровы не летают? 

- Пока не встретила подходящего человека, - честно ответила я. Потом, вспомнив о правилах вежливости и поддержания беседы, решила поинтересоваться: "А вы замужем?".

- Я тоже нет, - ответила МПК. - Но мне только двадцать пять.

- Годы пролетят быстро, - улыбнулась я, разглядывая свой кожный покров на экране.

- Поэтому не стоит терять времени! - подхватила МПК, радуясь, видимо, что разговор потек в нужном русле. Я вежливо промолчала.

Компьютер перестал верещать, и меня усадили на кушетку.

- Айнур, - обратилась ко мне МПК, трагически вздыхая и глядя на мои результаты, как врач, получивший рентгеновский снимок с неоперабельной опухолью. - У вас кожа тридцатишестилетней женщины.

Так, думаю. Ни много ни мало, добавили мне всего два года.

- Вообще-то, мне никто не дает больше двадцати семи, - возражаю, но у МПК уже готова следующая фраза:

- Айнур, вы не переживайте, это можно исправить. Сейчас мы проведем (здесь следует какое-то сильно научное название на «инг», потом «шлинг», потом «бинг»), и вы станете как новенькая. 

Обреченно шагаю в кабинет, по пути раздумывая: "А что, если бы соврала и в анкетных данных сбросила себе пяток лет? Была бы у меня кожа тридцатидвухлетней женщины? Или - о, везение - тридцатилетней?

Уложив меня на очередную кушетку, МПК заявила, что косметику будет наносить только на одну половину лица - прямо как зубную пасту на яйцо в рекламе "Колгейта", чтобы я почувствовала разницу. 

Беседа продолжилась.

- Айнур, какой косметикой вы пользуетесь?

Ээээ, думаю. Разной….

- Разной, - говорю.

- А каких марок, Айнур?

- Есть дорогие, есть не очень, - отмахиваюсь, пока мне проводят «инг».

- Айнур, а какие средства вы используете для снятия макияжа?

Какого макияжа? У меня макияж три раза в год.

- Айнур, а чем вы умываете лицо перед сном? - не унимается МПК.

- Водой, - говорю. И думаю, сознаться ли в страшном грехе: я иногда вообще не умываюсь, поскольку пришла поздно, сил нет, а в редких случаях могу забыть и зубы почистить… но боюсь, МПК этого не вынесет, и ее туго затянутый хвостик взорвется от негодования.

- При вашем типе коже вам необходимо проводить целую процедуру перед сном, - говорит она. Я отключаюсь. Вспоминаю статью, которая недавно меня насмешила. Называлась она что-то вроде "Если у вас всего пять минут на утренний туалет" - вы можете совершить эти простые действия: побрызгаться термальной водой, нанести сыворотку, потом крем для век, потом масло на губы, потом дневной крем, дать подсохнуть, потом ВВ крем, потом фандейшн… Пять минут! Три слоя на коже. Обманите своих коллег - пусть думают, что вы провели перед зеркалом полчаса.

- …наносите ночной крем, - заканчивает МПК, и я что-то мычу в ответ. - А ваши подруги? Знают ли они о новейших процедурах омоложения кожи? "В их преклонном возрасте", - добавляю и откровенно сознаюсь, что понятия не имею, что там знают мои подруги.

- О чем же вы с ними разговариваете?!

О многом. О жизни. О книгах. Об отношениях. Об увлечениях. О новых хобби. О культуре. О политике. О путешествиях. О косметике и омоложении - тоже, но не все время.


- Айнур, - произнесла она многозначительно. - Вглядитесь в себя. Внимательно! Айнур, что вы видите?

Я увидела свое лицо, одна половина которого была влажной, а вторая - сухой.

- Неужели вы не видите? - уже не скрывая раздражения, вскрикнула она. - Вот, посмотрите, у вас же очень глубокие носогубные складки - вот эту я обработала, и она значительно уменьшилась! А слева все такая же глубокая!

Надо же, я прежде не задумывалась о наличии - о ужас! - носогубных складок на моем изношенном лице.

Видимо, отчаявшись выяснить социальный статус моих подруг, МПК заходит с другой стороны:

- Айнур, вы часто летаете?

О да. Летаю я часто.

- Вот это и высушило вашу кожу, - убеждают меня. - Двух-трех длинных перелетов в год хватает. Но вы не переживайте, все поправимо.

Двух-трех! Я лучше промолчу…

Закончив с первой половиной моего лица, МПК подвела к зеркалу.

Эллен Помпео (Ellen Pompeo)

- Ну вам виднее, - соглашаюсь в страхе, что меня сейчас отправят как безнадежную, и останусь я на всю жизнь с одной носогубной складкой на лице.

Меня вернули на кушетку и уже несколько раздраженно обработали вторую половину.

- Айнур, вот увидите. При следующей встрече с вашими подругами вы услышите столько комплиментов! Словно вы сделали подтяжку лица!

О боги, думаю я, где же тебя этому обучали?!

- В Израиле и Франции, - следует ответ. - Мы работаем только с косметикой из этих стран. Вы когда-нибудь слышали о нанотехнологиях?

Эх, темнота я… Никогда не слышала, конечно же. Про Израиль с Францией в принципе тоже не очень… Это, вообще, где?

- Ну вот и все, - удовлетворенно вздыхает красотка. - Вас прям не узнать! И это только после одной процедуры!

С опасением смотрюсь в зеркало. Да вроде бы я. Встрепанная после горных лыж. Умащенная маслами самого Израиля. Эти сволочные носогубные складки… А глаза все те же.

- Пройдемте в кабинет, - МПК хватает меня под локоть. - Я дам вам рекомендации.

-Спасибо, не надо, - отвечаю. - Я, правда, тороплюсь.

В кабинете она усаживается напротив.

- Айнур, - произносит она таким тоном, что мне сразу хочется, чтобы меня звали как-нибудь многозначительно… Изабеллой, например. Или Маргаритой… - Как вам понравилась процедура?

Понравилась, думаю, если бы вы бесконечно не трепались. Вслух говорю: "Да нормально".

- Я бы рекомендовала вам с вашим состоянием кожи пройти восемь процедур в нашей клинике в течение двух месяцев. Каждая стоит двадцать пять тысяч. Но вам необыкновенно повезло. Сегодня у нас акция, и если вы подпишетесь прямо сейчас…

- Не могу я, - честно отвечаю. - Я улетаю. Чтобы совершить свой десятый длинный перелет за год…

Кэтрин Хайгл (Katherine Heigl)

МПК вздыхает. И тут я вижу его. Чемоданчик с шестью баночками.

- Ну что же. Тогда я могу рекомендовать вам самой проводить процедуры. В этом волшебном чемоданчике у нас все, что вам нужно. Шестиступенчатая процедура ухода за кожей включает в себя…

Бла-бла-бла… Послушать ее, так мне теперь надо ложиться на час позже и вставать на час раньше. Не могу же я нанести все шесть баночек одновременно?

- Стоит это чудо всего лишь 180 000 тенге, - произносит МПК. Я моргаю. Она вздыхает еще раз, доверительно заглядывает мне в глаза и вкрадчиво колет в очередной раз. - Вы, наверное, не можете себе это позволить?

О боги! Откуда ж знать этой затянутой в хвост, белый халат и туфли на размер меньше чем надо, красотке, что я, наверное, все-таки могу. Что, по определению законотворцев нашего государства, я принадлежу к тем самым мифическим "женщинам фертильного возраста, имеющим высокий доход" и оттого обходящимся государству слишком дорого.

- Я как раз таки могу, - не без снобизма сообщаю я. - Но не буду это покупать.

-Почему? - МПК искренне удивлена.

- Потому что, Диляра, вы мне не понравились, Диляра, вы мне показались малопрофессиональной, Диляра, и косметика ваша - не более чем приятный крем с отдушками, Диляра, - произношу я. - А теперь вы попросите у меня десять телефонов моих подруг, которые я вам не дам. ДИ-ЛЯ-РА.

Совершенно изумленный взгляд. Потом тихое:

- Даже одного не дадите?

- Даже одного.

-Но меня... Нам нужны эти телефоны. Ведь это почти бесплатная процедура омоложения!

- Диляра, у моих подруг - кожа двадцатилетних женщин. И они не пользуются косметикой Израиля. Только Швейцария. 

Через несколько дней встречаюсь с подругами.

- Девочки, вы ничего не замечаете? - подставляю им свое лицо и красноречиво шевелю носогубными складками.

- Шикарные у тебя брови, - отвечают. - Как, кстати, твои успехи в йоге?

Сара Джессика Паркер(Sarah Jessica Parker) Ким Кэттролл (Kim Cattrall) Синтия Никсон (Cynthia Nixon) Кристин Дэвис (Kristin Davis)

Смотрите также

Подписывайтесь на нашу страницу в facebook
comments powered by HyperComments
Загрузка...